Записи за месяц: Ноябрь
21:52 

"Офелия боится воды"

Жить ой. Но да.
Когда я читала пьесу Юлии Тупикиной, а читала я её аккурат накануне спектакля, я поймала себя на мысли, что она очень напомнила мне "С вечера до полудня" Виктора Розова. И там, и там семья как гнилой внутри, но целый снаружи зуб, муж и жена давно не любят друг друга (правда, в "Офелии..." жена ещё не успела сбежать, но уже готовится к этому событию), а целостность разрушающему дому сообщает только ребёнок — в обоих случаях сын. И вот когда я провела эту параллель, я подумала о том, что у спектакля будут все шансы пройтись по мне тем же асфальтовым катком, каким прошлась постановка Рузанны Мовсесян по Розову. Забегая вперёд, скажу, что в целом обошлось, но "Офелия боится воды" для меня всё же оказалась такой "Хурмой" 2.0. Её младшей сестрой, более лёгкой и не такой болезненной, но со сходной фоновой безнадёжностью.
"Офелия боится воды" заявлена как трагикомедия, но соотношение трагедии и комедии в ней (по моему субъективному ощущению) примерно 85:15. Да, немало классных ироничных и смешных словесных пикировок, за которыми легко угадываются диалоги реальной жизни — Юлия Тупикина хорошо слышит современность, и в противном случае, наверное, Марина Станиславовна ставила бы кого-то другого. Но сама история разваливающейся семьи, где страдающая от деменции бабушка смешивает в своей голове настоящий мир с сюжетом "Гамлета", родители не могут просто перестать мучить друг друга и разойтись, а ребёнок готов пойти и убить любовника матери (обиженный максимализм, но какой настоящий!) показалась мне тяжёлой. Безусловно, в ней есть свет тёплых чувств, но для меня решающим оказалось ощущение беспомощности. Потому что в среде чувств ты ничего не контролируешь, ты ни от чего не застрахован. Сегодня вы есть друг у друга в болезни и здравии, а завтра партнёр придёт к тебе и скажет: я тебя не люблю, извини, а люблю я другого. И в этом никто не будет виноват. И ничего нельзя будет исправить. Нельзя потерять то, что никогда не было твоим, но кому от этого легче. "— Она же уйдёт! — Она уже ушла".
Вместе с Наной Абдрашитовой (художница "Обращения в слух" в "Сфере") Марина Брусникина сделала спектакль, нарисованный простыми, понятными штрихами, одновременно грубыми и нежными. На сцене — несколько металлических кабинок для переодевания, которые вспомнит любой, кто хоть раз был на каком-нибудь отечественном пляже, неважно, морском или речном, и прозрачная мебель. Чемодан полон ракушек, которые потом сыпятся из подола бабушки Геры, светильники круглой формы, так чётко повторяющей лунную, по стенам и лицам плавают тени и лунные дорожки. Есть что-то от рамтовской "Русалки": бутылки синего стекла, зелень проросшего лука. Не хватает только запаха соли, но его можно додумать; в конце концов, сама-то история происходит в городской квартире, а не на морском берегу.
Очень интересно, что Наталья Тенякова и Дарья Юрская играют здесь не мать и дочь, а свекровь и невестку. Но по букве пьесы именно невестка оказывается единственным человеком, поддерживающим и подпитывающим то ли воспоминание, то ли фантазию пожилой женщины о её настоящей любви. Возможно, именно она именно этим её и губит — "Офелия..." даёт достаточно уклончивые указания, очень, кстати, в духе связанной шекспировской трагедии. Очень хорош Олег Тополянский в роли злоупотребляющего спиртным кардиохирурга-отца семейства, а также Павел Филиппов, играющий смешного рыжеволосого сына: подвижного, импульсивного, с очень внятными метаниями и переживаниями. Марина Станиславовна не в первый раз даёт путёвку в жизнь студентам — спасибо ей ещё и за это. У Павла была небольшая роль в "Макбете", но здесь ему поистине есть, где развернуться. И очень на своём месте Тенякова и Юрская. Мне кажется, им не хватало таких в меру прихотливых сюжетов, в которых они займут центральные позиции.
"Офелия боится воды" — история не беспросветная, а, напротив, воздушная и полупрозрачная. Кто-то воспримет её проще и искренне порадуется за женщин, которым посчастливилось испытать глубокое чувство, и за мальчика, который теперь встречается со смешной девчонкой. Но мне было довольно грустно — не той грустью, когда тебе остро и больно, а той, которая собирается в маленькую тяжесть и ещё на некоторое время остаётся с тобой. Судя по этому тексту, она пока что ещё у меня. Так что на ещё один сеанс "Офелии..." в ближайшее время я точно не готова.


@темы: What I've seen, Where I've been, Всем восторг, посоны!, Тиятральное

18:44 

"Чапаев и Пустота"

Жить ой. Но да.
В прошлое воскресенье ходили с Димой на "Чапаева и Пустоту" в Практику. Тихонько попискиваем от восторга уже неделю и любуемся прекраснейшим стикерпаком по мотивам спектакля для телеграма. Вообще больше всего хочется крикнуть ЭТАЖИДИДЕНКО и убежать в закат, горланя "сила ночи, сила дня — одинакова хуйня", но это было бы слишком просто.
Это не первый спектакль Максима Диденко, который я видела, но после него у меня в голове, кажется, окончательно сошёлся пазл его режиссёрского метода. Стало понятно, откуда растут ноги у "Конармии", "Идиота" в Театре Наций и чего-то из того, что я ещё не успела посмотреть. Предпочитая работать не столько с текстом, сколько с тем, что скрывается за текстом — ощущениями, эмоциями, отпечатком времени и государства — он и тут остался верен себе. Неэкранизируемую причудливую вязь пелевинского текста он безжалостно порубил на куски, чтобы пересказать фабулу не языком текста, а языком тела. Вопреки логике это не просто не уменьшило способность зрителя въезжать в то, что ему пытаются донести со сцены, а придало "Чапаеву и Пустоте" какую-то дополнительную трёхмерность. Да и, конечно же, бессмертные пассажи вроде "сука" здесь уменьшительное от "суккуб" и "- А Россия где? - В беде, Василий Иванович..." всё-таки озвучиваются. Просто фокус не на слове. Потому что слово, повторённое много раз, теряет смысл — и с этим Диденко откровенно забавляется в первой и третьей частях спектакля — а вот многократно повторённое движение — нет.
Три акта — как три таблетки из нетфликсовского "Маньяка". Первая часть — напористая, громкая и алая: стадия проживания проблемы, безумный чад кутежа, сумасшедшие костюмы Гали Солодовниковой во всей красе и музыка Ивана Кушнира в исполнении брусникинцев (фактически отличный шанс послушать их группу Post-a-nova, хоть и в усечённом составе: Скворцов на барабанах, Любимов с саксофоном, Межевич на клавишах). Кушнир — это вообще просто полёт к звёздам на первой космической скорости, хотя авторы Афиши со мной тут не согласятся, мол, синтетический поп-рок — это для "Чапаева и Пустоты" слишком просто. А вот и нет, потому что слово "синтетический" тут ключевое: что такое эта история, если не синтез восточного и западного, безумного и серьёзного, сна и реальности на грани сна. Вторая часть — формулирование проблемы: неторопливый наркоманистый дзен в бело-жёлтых тонах с щебетом птичек и треском костра на заднем фоне, в котором Буткевич и Скворцов вместе со своим куратором Алексеем Розиным играют одну из лучших сцен романа в принципе, ту, где Володин вместе с двумя своими кентами ест грибочки на лесной полянке и рассуждает о вечном кайфе, источник которого находится внутри нас самих. Третья часть — попытка излечиться. Бело-синяя и холодная словно пахнущий хлоркой бассейн; река Урал, Условная Река Абсолютной Любви, тут никуда не течёт и превратилась в огороженный сеткой загон с белыми шариками, в котором исчезают артисты. Произошло ли исцеление на самом деле — вопрос, как и в романе, спорный. Петька вроде бы одевается и уходит из больницы, попутно выгоняя из зала и зрителей, но почему-то очень легко представить себе, что когда театр пустеет, он возвращается. Потому что Чапаев подмигнул ему — не из броневика, так из-за кулис. И все эти три цвета, красный, жёлтый и синий, дублируются и в антрактах: на висящих в холле экранах некий эксперт в области биологии и теологии по имени Евгений Керн с завидной словоохотливостью рассказывает анекдоты про Чапаева и Петьку и рассуждает о грибах и пустоте. При этом задний фон от перерыва к перерыву меняется, намекая, что будет следующим.
"Чапаев и Пустота" — для артистов очевидно очень затратный что физически, что эмоционально спектакль, но для зрителя это медитация на три с лишним часа. Если бы вся постановка была решена в той экспрессивной и избыточной манере, что и первый акт, было бы слишком, но по итогу после этого энергичного трамплина ты два следующих действия проводишь, свободно дрейфуя. И вместе с Петькой ищешь. где же твоё место в этом потоке, но ищешь без напряжения, с полным пониманием, что это место есть. А уже одна эта мысль очень терапевтична сама по себе. Безумно круто.

Теперь надо отвести Диму на "Конармию" :heart:

— А как зовут этого парня с грустными глазами?
— А какого из?..



@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

21:49 

***

Жить ой. Но да.
На этой неделе была одна из самых полезных штук в моей жизни: тренинг по ведению презентаций. Эйчары месяца 3-4 назад делали рассылку с курсами, на которые можно сходить, я увидела программу по публичным выступлениям и попросилась у начальницы. Она сказала: ебошь, ты же теперь ежегодные тренинги для департамента ведёшь, тебе ннада.
В общем, всё то, чего мне не хватило по ходу чтения книги Гандапаса, мне сполна додали здесь, на очном курсе.

Во-первых, было безумно круто узнать коллег с неожиданных сторон: кто-то, оказывается, хорошо разбирается в вине, кто-то практикует цигун, кто-то тоже любит театр, кто-то учился в Ланкастере. Я редко пересекаюсь с медиками, а здесь выпала возможность плотно пообщаться с ними на протяжении двух дней — и в итоге я обзавелась новыми знакомствами по диабетическому направлению, чему очень рада.
Во-вторых, у нас был совершенно замечательный тренер: человек с конфликтологическим образованием в анамнезе, очень умный, приятный в общении, с отличным чувством юмора и прекрасно умеющий объяснять. Лучшее подтверждение профессионализма лектора — как раз это, и здесь хватило уже первого часа, чтобы убедиться, что он может, умеет и практикует.
В-третьих, это были действительно полезнейшие два дня, очень чётко обрисовавшие, что я (с точки зрения публичных выступлений, офкос) умею делать хорошо, а над чем ещё предстоит поработать. Те невербальные вещи вроде позы, движения и мимики, на которые я мало обращала внимания раньше, здесь нам разложили по полочкам и помогли каждому нащупать нюансы, которые помогают держаться увереннее. И я неожиданно для себя осознала удивительно простую вещь, над которой совершенно не задумывалась раньше: любой акт общения — это тоже публичное выступление; зажимаясь и ограничивая активную жестикуляцию, которая мне свойственна, я сдерживаю себя, теряюсь и потому испытываю от общения только неполную радость.
Конечно, два дня — это довольно малый срок, чтобы радикально изменить какие-то устоявшиеся привычки с точки зрения ведения презентаций и сторителлинга (это, кстати, следующий шаг — с удовольствием бы сходила уже на курс по сторителлингу, возможно, даже и театрально-ориентированный), но полезный вектор у меня явно появился. Некоторые новые нужные привычки ещё предстоит внедрить, но уже понятно, что делать, а это здорово.

И, пожалуй, самое важное: я не просто справилась кое-как, я справилась очень удачно. Public talk — то, что я могу сделать своей по-настоящему сильной стороной. Ю гоу, гёрл, не проеби это.

@темы: Из жизни красных шарфочек, Всем восторг, посоны!, В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым

Papier kann so geduldig sein

главная