Записи за месяц: Апрель
22:19 

Путешественническое

Жить ой. Но да.
У меня прошло уже почти три дня от девятидневного отпуска, и за них я успела посмотреть роскошные "Разговоры после..." в Табакерке, а также съездить в Углич. В Угличе тишина, покой, благодать и лимонная бехеровка по 700 рублей, прекрасная погода и дивные пейзажи на набережной, которые каждый день одинаковые, но в то же время такие разные.
Мы обошли несколько музеев, но самый офигенный из них — Центральный музей истории гидроэнергетики России. Неистово рекомендую для посещения, если кто-нибудь когда-нибудь будет проезжать мимо Углича: интереснейшая экспозиция, в том числе с различными интерактивными ништяками, сделанная по-настоящему горящими своим делом людьми, и отличные экскурсоводы, благодаря которым вы поймёте, что гидроэнергетика — это безумно интересно. А это и правда так.

И, наконец, там красиво.


@темы: В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым, Всем восторг, посоны!, Красивости, По моим венам течёт ванилин, Туристический блокнот

21:48 

"ХурЬма"

Жить ой. Но да.
Я откладывала этот пост неделю, но, если начистоту, спектакль этого не заслуживает: он хороший, и в том, что он меня некоторым образом поломал, не его вина. Я успешно поломалась об него сама. Итак, одна из самых морально трудных для меня в последнее время вещей и одновременно самый не-брусникинский брусникинский спектакль — "Хурьма" по пьесе белорусского драматурга Натальи Слащёвой в РАМТе.
В новой работе Марины Станиславовны отчётливо слышны интонации её другой постановки в этом же театре — Нелли Уварова как будто сбежала из "Кота стыда", а именно его второй части, "Март", чтобы оказаться в маленькой квартире в неком неназванном городе наедине с матерью, перебоями с электричеством и одиночеством. Одиночество — лейтмотив "Хурьмы", тут каждый герой, которых всего пять, закрыт в своём чеховском футляре, куда не проходят чувства извне. Как прямолинейная метафора всему этому — зеркала Гезелла, те самые, которые пропускают свет только в одном направлении. Здесь они выполняют функцию стен, в одночасье проделывающих путь от стекла к чёрной непрозрачной поверхности. Персонажам так нравится упиваться своим страданием, остервенело наступать на любимые грабли, у которых известна каждая щербинка, что они не слышат ни себя, ни других, ни какого-либо голоса благоразумия. Обычно такому сложно переживать, потому что хорошо понимаешь: грамотный психотерапевт здесь бы всё расставил по местам, и эти механизмы заработали нормально. Но когда драматург с режиссёром лёгким росчерком фраз рисуют тебе сто минут живописания самых страшных сценариев твоей жизни, которые проносятся у тебя в голове, оставаться равнодушным очень сложно. У меня и не вышло.
"Хурьма" — весьма жизненная история, её отзвуки легко услышать в тишине панельных многоэтажек. Одинокая мать, которая прожила жизнь без любви что в отношениях, что в работе, которой очень сложно уживаться в одном пространстве со взрослой дочерью; та самая дочь, главная героиня Саша, учится жить заново после болезненного расставания, но с готовностью падает обратно в это болото, едва её манят пальцем; её бывший Павлик, несколько инфантильный музыкант, грустит о разрыве, но бежать с подводной лодки уже поздно: новая невеста беременна. Посреди словесных перепалок, занимающих большую часть времени, реально и не на эмоциях что-то делает один только чайник, который несколько раз пытается закипеть — но даже у него ни разу не получается.
Я назвала этот спектакль "не-брусникинским брусникинским", потому что в нём больше жёсткости, мрачности (даже в оформлении — хотя Николай Симонов всё ещё один из прекраснейших художников русской земли) и неизбежности, чем в остальных спектаклях Марины Станиславовны. Обычно у неё везде есть хотя бы какой-то лучик света, иногда даже не один; в "Хурьме" его нет. Здесь люди собирают из кубиков "ж", "п", "а" и "о" слово "счастье". Как получается — сами понимаете.

Это действительно очень, очень хороший спектакль в той нише, которую он занимает — у такого тандема блестящей постановочной группы и отличных артистов (какая Нина Дворжецкая, какой Денис Баландин, какая Нелли Уварова, наконец) и не могло быть иначе. Но я никогда в жизни не пойду его пересматривать.


@темы: Тиятральное, Where I've been, What I've seen

22:42 

***

Жить ой. Но да.
Сегодня была, наверное, одна из самых тяжёлых для меня встреч, потому что мы расковыряли просто в с ё, что причиняет мне боль, мне страшно и тяжело от того, что это теперь торчит наружу нитками и кусками мяса, но вместе с этим я испытываю какое-то... не знаю, странное успокоение. У проблем появляются имена. Я не говорю абстрактное "мне плохо". Я понимаю, от чего конкретно мне плохо — и как именно.
Я вышла, вызвала такси, включила She wants revenge и размазывала сопли по лицу, пока машина ехала, и думала о том, что сейчас я свернусь на заднем сидении и просто проревусь. Но ирония судьбы была в том, что у меня не вышло. И это, на самом деле, очень добрая история.

Водитель, который меня вёз, оказался интереснейшим собеседником. Плюсом к этому он закончил училище, которое находится в конце моей улицы. Вдобавок он 15 лет прожил в Бельгии и, судя по рассказам, оброс большим количеством друзей и знакомств в Европе. Сначала я думала, что черепашка всё-таки пиздит. Но потом я сказала, что немножко учу голландский, и он бегло выдал:
— Spreek je Nederlands?
— Ik spreek een beetje, — ответила я, совершенно выпав в осадок.
Надо ли говорить, что рыдать мне уже совсем не хотелось.

Причудливы дела твои.

@темы: Только зрячие знают, что такое слепота, Из жизни красных шарфочек, Всем восторг, посоны!

22:12 

***

Жить ой. Но да.
Терапия приносит в жизнь прекрасную опцию под названием "начать говорить с собой". Не в том плане, что весна, весеннее обострение, и Кащенко приветливо распахивает свои двери; я про нескончаемый внутренний диалог, который есть у каждого. Если раньше этот мой внутренний диалог сводился к обвинению себя самой, самобичеванию и проигрыванию самых адовых сценариев любых ситуаций, то за последние полгода я весомо ощутила, что с собой можно говорить и, что даже, пожалуй, ещё важнее, себя можно слышать. Это приносит в жизнь невероятный уровень осознанности и ответственности за всё, что ты делаешь. Начиная простыми вопросами (="а действительно ли ты хочешь сожрать эту булку?") и заканчивая глобальным выбором (="а что ты вообще делаешь со своей жизнью?").

Некоторое время назад я писала большой список вещей, которые меня фрустрируют и пугают, и сейчас могу сказать, что часть из них я приняла (хотя некоторые и частично), а над второй частью начала работать. Это не значит, что я стала бесстрашной, но теперь у меня, по крайней мере, хватает смелости прекращать свою страусиную политику и смотреть проблемам в лицо. Не всегда — это правда. Но в этом случае кое-что лучше, чем ничего.

У меня есть амбициозный план на ближайшие несколько лет, я смотрю на него и чувствую ужас и трепет перед его величиной, но потом понимаю, что несколько важных шагов для его осуществления я уже сделала — и успокаиваюсь. Куда сильнее меня волнует тот факт, что не все части этого плана зависят только от меня; есть вещи, где мне или поможет счастливый случай, или не поможет ничто. Слоган, который очень любят все прохававшие коня с самого низа просветившиеся — о том, что ты можешь изменить вообще всё в своей судьбе — это, конечно, правда, но не до конца. Ты можешь изменить всё, но в рамках имеющихся стартовых условий. И ты можешь не изменить ничего, если в определённую секунду тебе не повезёт.
Мне повезёт.

@темы: Домашняя философия, Из жизни красных шарфочек

15:37 

"Ночь влюблённых"

Жить ой. Но да.
В пятницу были с Димой на мхатовском концерте, который Саша Молочников сделал к ДСВ, а в апреле сумел повторить. Когда в феврале появились первые фотографии с этого вечера, я сидела и кусала свои локти и вообще все части тела, до которых могла дотянуться, потому что в "Ночи влюблённых" он собрал несколько десятков артистов самых разных поколений, моего любимого художника Николая Симонова, Тимура Саитова (его работа со светом в "Северном ветре" — одна из самых завораживающе красивых, что я видела) и СДЕЛЯЛЬ. Надежды мало, но хочется верить в то, что время от времени этот концерт всё-таки будут играть, хотя я и понимаю, до чего трудна его подготовка и всё то, что остаётся за кулисами.
Если коротко, то мы в восторге.
Вообще этот вечер — концентрат Молочникова как режиссёра, и я всё ещё считаю, что его открытие в качестве не только актёра, но и режиссёра, это лучшее, что случилось с МХТ за последние несколько лет. С каждой новой его работой я вижу, как всю большую оформленность обретает тот язык, которым он говорит, и вновь и вновь удивляюсь плеяде именитых лиц, которых он собирает вокруг себя и которые радостно пускаются вместе с ним в эту совершенно безалаберную одиссею его придумок, и всё это радует меня до глубины души. Его спектакли ровно такие, каков он сам, выбегающий на сцену, чтобы беситься под живую музыку вместе со своими артистами, неловко роняющий ёлку на поклоне на "Бунтарях", которых играли 31 декабря и широко улыбающийся после этого; как-то раз мы с Димой видели его в Прайме в Камергерском, где он, стоя в очереди к кассе, доедал роллы, а потом с набитым ртом сказал девушке за прилавком: пробейте, пожалуйста, надо убегать. В этом весь он, и в этом его метод — а четыре спектакля спустя, я думаю, уже вполне можно говорить о методе.
"Ночь влюблённых" — конечно, гимн любви во всех её проявлениях. Платонической и плотской, грубой и нежной, лиричной и смешной. Сцены, песни и танцы, в том числе из таких неочевидных фильмов вроде "Криминального чтива" или "Лица со шрамом", которые в первую очередь ассоциируются не с любовью, не выдернуты из контекста, а бережно вынуты и перенесены на сцену, чтобы там вплестись в новое лоскутное одеяло. "Знакомьтесь, Джо Блэк" перетекает в "Запах женщины", та — в "Красоту по-американски", "Ла Ла Лэнд" и "Дневник Бриджит Джонс". От происходящего иногда начинает кружиться голова, но это такое восхитительное, абсолютно по-детски счастливое головокружение сродни тому, которое испытываешь, когда катаешься на бешено вращающейся карусели, и твои ноги оторваны от земли, и ты визжишь и смеёшься, и всё внутри заполнено радостью. Радость испытываешь не только ты, но и те, кто на сцене, те, кто приоткрывают завесу своего театрального существования и впускают тебя в свой мир, чтобы хотя бы в пределах этого вечера ты веселился вместе с ними. Для меня очень важно чувство причастности и сопричастности, и вот здесь оно было запредельным: какая там четвёртая стена, когда тебе показывают, что происходит за кулисами и в актёрском фойе, а из зрительного зала выныривает то Евгений Сытый, то Светлана Колпакова. Евгений и Галина Киндиновы, блестящий Верник в роли того самого укрощаемого строптивого, поющий по-итальянски, анархист от театра Александр Кузнецов и Паулина Андреева в "Лице со шрамом", потрясающий Юрий Стоянов, вместе с Марией Карповой танцующий то знаменитое танго так, что ты как будто снова оказываешься в любимом фильме с Аль Пачино, Роза Хайруллина и Евгений Перевалов, танцующие в "Ла Ла Лэнде", и Анатолий Белый с Викторией Исаковой, выясняющие отношения там же, бархатный Сергей Чонишвили и взбалмошная Евгения Добровольская в "Красоте по-американски", Станислав Любшин с Ириной Мирошниченко в "Дневнике памяти", Аня Чиповская, до мурашек поющая "Back to black", Артём Волобуев и Ксения Теплова, поющие под дождём... я не перечислила и половины задействованных артистов, а список уже на несколько строк. Передать же то, с каким драйвом, искренне ловя кайф от происходящего играют они все, нет вовсе никакой возможности. Это счастье, любовь и красота, которыми тебя щедро окатывают со сцены, и ты качаешься на этих волнах, ощущая, как болят уставшие смеяться щёки.
На поклоне Саша вышел на сцену, попросил тишины и сказал: спасибо Олегу Павловичу, без которого этот концерт никогда не состоялся бы. И в самом деле — спасибо ещё раз. За Сашу, за концерт и за возможность прикасаться ко всему этому. Удивительному и волшебному.


@темы: What I've seen, Where I've been, Всем восторг, посоны!, Тиятральное

22:09 

"Стакан воды"

Жить ой. Но да.
Можно смело ограничиться констатацией того факта, что два с половиной часа я просидела со счастливейшей улыбкой на лице, освежив в памяти тот звук, с которым оно рвётся от умиления, и внутри себя визжала на одной ноте. Я люблю многих артистов, мхатовских — особенно, потому что там уже каждый превратился в кого-то родного, дорогого и любимого, но этот текст мне хочется превратить в оду восторга по отношению к Кристине Бабушкиной, Станиславу Дужникову и Артёму Волобуеву, чем я, вполне возможно, и займусь.
Одноимённая пьеса Эжена Скриба — это, в общем-то, не хватающая звёзд с неба комедия об эффекте бабочки, любви, власти и том, что любовь делает с власть имущими (спойлер: превращает в дураков, потому что власть имущие, само собой, такие же люди, как и простые смертные). Уровень беготни, закулисной возни и родственных совпадений здесь примерно такой же, как в "Женитьбе Фигаро" одного знаменитого соотечественника Скриба, но если последняя вплотную завязана на сексуальном контексте, то "Стакан воды" предпринимает храбрые шаги на почве политического водевиля — и местами, справедливости ради, у него получается, хотя глобально это всё же не шедевр драматургии. И, как и в абсолютном большинстве комедий, счастливый финал здесь предопределён с первых минут — но всё же весьма интересно, каким именно путём герои доберутся до него.
По сюжету действие пьесы происходит в начале XVIII века, но Юрий Кравец перенёс действие в современность, и это как раз тот случай, когда постановке такой поворот идёт на пользу. Я часто говорю, что в современном прочтении нет ничего плохого, потому что не существует вещи, которая бы лучше подчёркивала актуальность и вечность того, о чём писал автор. Если текст и несколько веков спустя звучит свежо и злободневно, это, с одной стороны, комплимент автору, а с другой — камень в огород общества, которое так и эволюционировало. "Стакан воды" звучит. Здесь виконт Болингброк самодовольно признаёт, что получил министерскую должность потому, что он хорошо танцевал, а фактическая правительница королева Анна предпочитает отдыхать и заниматься йогой, поручив скучные государственные дела первой статс-даме. Юрий Кравец стильно эксплуатирует современные технологии и хипстерские атрибуты: часть спектакля, связанная с тем самым заглавным стаканом воды, решающим судьбу государства, показывается в форме видео, Её Величество катается по сцене на гироскутере, звучит прекрасная и характерная музыка Игоря Вдовина. Всё минималистично и свежо, наивно, мило и ужасно обаятельно, и курс, который Кравец выбрал в своём предыдущем спектакле, "Механике любви", продолжает развиваться по заданному вектору.
Вполне возможно, в своё время "Стакан воды" был достаточно пряной вещицей, но в нынешнем столетии, в век существования Театра.doc и моды на вербатимы, он скорее едва остренький: политика вроде бы занимает в пьесе ощутимо много пространства, но в то же время явно отходит на задний план, когда речь заходит о любовных переживаниях — на этом месте политическая сатира заканчивается и начинается чувственная сказка, теряющая связь с реальностью. Я думаю, что эта комедия выглядела бы куда более жизненно, если бы в ней было больше персонажей или меньше романтических линий, завязанных на персонаже Артёма Волобуева, но это, с другой стороны, лишило бы смысла большинство сюжетных поворотов. Так что, в конечном итоге, чем богаты, тем и рады. Но что по-настоящему спасает "Стакан воды" и превращает в радостный аттракцион для людей любых возрастов, так это артисты. Совершенно роскошная Кристина Бабушкина в роли злодейки, герцогини Мальборо, настолько хороша, что я всерьёз подумала, что из неё вышла бы прекрасная маркиза де Мертей. Очаровательный Станислав Дужников в качестве её политического оппонента, выполняющего функции доброй феи-крёстной для двух влюблённых.Чудесный Артём Волобуев со своей классической чуть-чуть дурашливой и насмешливой, но умилительной до безобразия манерой игры здесь совершенно на своём месте. Прелестные Ульяна Кравец, Мария Сокольская и Иван Дергачёв, конечно, несколько в тени более опытных коллег, но удерживают установленную ими планку на заданной высоте. Все их герои — смешные, дышащие и, как того требует комедия, чуть-чуть более живые, чем надо. И именно они делают "Стакан воды" отличным антидепрессантом — не самым лучшим, не самым сложным, не самым техничным спектаклем, который я видела, но определённо одним из самых оптимистичных и согревающих. А таких вещей порой ой как не хватает.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

22:11 

***

Жить ой. Но да.
Сегодня, что называется, всем селом собирали директора в командировку: для француза, живущего в России, он, конечно, очень самостоятельный, но знатный паникёр. И когда на часах шесть вечера, завтра у него такси и самолёт, а презентация ещё не распечатана, не прошита и не проброшюрована, с вытаращенными глазами бегать по офису начинает не только он и его ассистент, но и все остальные. А поскольку общаться с брошюровальной машиной в нашей копировальной умею почему-то только я (?), в авангарде всего этого бегу тоже я.
В общем, это было хоть и несколько ебануто, но весело.

Ну а в довершение у меня во второй раз порвалась мочка на правом ухе, и да, я хожу и ною об этом примерно везде. Это совсем не больно, потому что поехало всё ровнёхонько по шву, но забавно, потому что два куска мочки теперь живут каждый какой-то самостоятельной жизнью. Пять лет назад на то, чтобы сначала дорезать их до конца, а потом сшить воедино, у меня ушло чуть более 20 килорублей, потому что в обычной хирургии развели руками, и штопали моё ухо в итоге в пластике. И вот теперь мне очень интересно, в какую же копеечку вылетит повторная операция. Впрочем, это то знание, которое я бы предпочла приобретать каким-нибудь отличным от эмпирического путём, но увы.
Ладно, буду пока ходить как самая модная на раёне, с одной серёжкой. То есть я и так там самая модная, но теперь-то буду особенно.

Тяжёлый вздох.

@темы: Mudak and proud!, В очках Рубеля отражалась непередаваемая гамма чувств...

21:02 

"Малгил"

Жить ой. Но да.
Прежде всего нужно сказать, что я очень рада новости про то, что Владимир Машков согласился стать худруком Табакерки. Не сомневаюсь, что сделал он это не для себя, а для труппы, но мне кажется очень радостным и правильным, что дело Табакерки будет продолжать ученик Олега Павловича. В общем, надеюсь на благополучное плавание этого корабля с новым капитаном.
В среду была на "Малгиле" по произведениям Даниила Хармса, постановка Александра Марина. С уверенностью могу сказать, пожалуй, одно: все предыдущие разы, когда я писала о том, что мне трудно прокомментировать, потому что любой пересказ будет форменным безумием, что-то сообщить, на самом деле, было можно. А вот про "Малгил" — едва ли. Это физически сложный и эмоционально затратный спектакль, в котором нет единого сюжета; его достаточно легко смотреть, но каково существовать в его пространстве, я не знаю, равно как и не знаю, какими словами описать происходящее на сцене. "Малгил" не посоветуешь всем и сразу, потому что идя на него, надо понимать, каким человеком и творцом был Даниил Хармс, и если абсурд с чёрным юмором вы не потребляете ни под каким соусом, то собранное Александром Мариным попурри пройдёт мимо. А собран спектакль, тем не менее, талантливо, истории плавно перетекают одна в другую, и такой мягкости от него даже не ждёшь.
Если вдуматься, то у произведений Хармса, написанных для взрослых, достаточно страшное послевкусие, и Марин это ощущение сохраняет. Отдельные сцены смотришь просто как юморески, но куда больше внимания уделено тем историям, в которых за бессистемным сумасшествием угадываются ужасы и мира, в котором Хармс жил чуть меньше века назад, и мира сегодняшнего. Насилие, коррупция, алкоголизм, харрасмент — список можно продолжать; но почти ни о чём из этого не говорится прямо, некоторые рассказы актёры разыгрывают при минимуме слов, а ты сидишь и заливисто смеёшься до тех пор, пока в голове не раздаётся этот гоголевский щелчок. Над чем смеёшься-то?
Можно по-разному относиться к наполнению "Малгила", к его бесстыдству относительно сложных тем смерти и сексуальности, но факт остаётся фактом: сделать спектакль не просто по абсурдистской пьесе из разряда "В ожидании Годо", которая была по умолчанию написана для того, чтобы её ставили, а по рассказам, которым, в первую очередь, было предписано оставаться двухмерными — это уникальный опыт, чутьё, доверие и кураж. За последние две составляющие отвечают, конечно, артисты. Вместе со старожилами театра вроде Игоря Петрова, Алексея Усольцева и Александра Фисенко сцену делят недавние выпускники, и у каждого есть своя минута славы. И можно одобрять или не одобрять явление что прозы Хармса, что спектакля по ней же, но отрицать энергию, с которой "Малгил" играют почти два десятка актёров, невозможно. Слоган этого спектакля — "Я не знаю, как это сделать, но давай попробуем". И они пробуют, с разбега расшибаются о стены, падают на пол, летят с крыши, играют стариков и детей, соблазняют и отвешивают пощёчины, живут в этом причудливом зазеркалье, у которого свои законы, но чьё плохое и чьё хорошее так похоже на то, над чем мы плачем и смеемся в реальной вселенной.
Пожалуй, моя единственная претензия к "Малгилу" — его длительность и деление на две части. Мне кажется, что более коротким, но не разделённым антрактом, он воспринимался бы вообще без перерывов на вдох и выдох, на одной единой ноте. Но даже в формате почти трёхчасового действа от него не устаёшь. Это определённо не та вещь, про которую скажешь: да, не сомневайся, иди, хотя в формате эксперимента это очень интересная вещь. Его будут или любить, или недоумевать и поливать грязью. Но равнодушных, я думаю, всё же не будет. В конце концов, даже при всей периодической физической грязи текста это как минимум очень эстетичное зрелище.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

13:24 

"Сказки Венского леса"

Жить ой. Но да.
Надо бы снова начать читать пьесы до похода на спектакль. Потому что "Сказки Венского леса" Никиты Кобелева, одним названием обещавшие что-то лиричное и нежное, по итогу оказались в топ-листе наиболее жутких спектаклей на моей памяти. Но зато под музыку Иоганна Штрауса-младшего — чего не отнять, того не отнять.
Эден фон Хорват, как и почти любой немецкоязычный автор двадцатого века, это человек, потерявший родину. Пьеса Эдена фон Хорвата, как и почти любая немецкоязычная пьеса, написанная после 30-го года прошлого века, это произведение с трудной судьбой. Их всех — и Брехта, и Хорвата, и Газенклевера, и других — объединяет способность через едва ли десяток людей показать катастрофу, которая вот-вот накроет собой всю нацию и весь мир, и хотя тема фашизма в "Сказках Венского леса" не является центральной, её призрак зловеще нависает практически над каждой сценой. Сама история же, по большому счёту, о другом. Взяв за основу классический троп "девица вырывается из брака по принуждению, влюбляется в первого встречного, и они живут долго и счастливо и умирают в один день", Эден фон Хорват показывает то, что обычно остаётся за кадром. Чувство, вспыхнувшее как спичка, прогорает с такой же скоростью, связи рвутся, люди отдаляются друг от друга; отец не желает знать ни беглянку-дочь, ни внука, названного его же именем, бывший жених медленно спивается, новый муж начинает избегать и ненавидеть. Героиню зовут Марианна — настоящее имя для принцессы. Но она не принцесса, она — дочь владельца магазина игрушек, и в такой ситуации ей, лишённой всякой опоры, показана одна дорога. Но и на ней встречается несколько жестоких поворотов, от которых шевелятся волосы по всему телу сразу.
Если серьёзно, то временами спектакль очень смешной: на это работает и ирония текста, и обаяние Вячеслава Ковалёва и Юлии Силаевой. Но глобально это действительно кошмарная притча о розовых очках, благих намерениях и последствиях наших ежедневных выборов. Примечательно ещё и то, как точно Хорват рисует взаимоотношения между всеми участниками этого действа, описывая маленькие трагедии, каждая из которых может быть темой для отдельного произведения. Вот токсичные отношения дочери и террористки-матери (филигранная работа Татьяны Орловой: я давно не испытывала в театре такой звенящей ненависти к персонажу, браво), вот не менее сложные отношения отца и другой дочери, вот одинокая женщина, которая вроде сильная и самодостаточная, а вроде и нуждается в мужском (и это не всегда синоним слова "сильный") плече, а вот маленькая и миленькая еврейская девочка Ида, которая в начале спектакля весело проводит время с другими героями-немцами, а в финале убегает от знакомого ей Эриха, у которого на рукаве свастика, а в руках ружьё. Всего этого в сумме так много, что комические моменты перестают спасать — а ближе к финалу их вообще почти не остаётся.
"Сказки Венского леса" напомнили мне многое из уже просмотренного: и бутусовские "Барабаны в ночи", и "Честного афериста", и "Изгнание" Миндаугаса Карбаускиса. "Изгнание", наверное, сильнее всего: тут такие же неоновые надписи, описывающие ту или иную локацию, и Вячеслав Ковалёв, Анастасия Дьячук и Алексей Сергеев в центральных ролях. Визуально это вообще весьма симпатичная, немного игрушечная постановка, но содержимое этой кукольной оболочки совсем не детское. Предпоследняя сцена спектакля — вылитый "Коллекционер" Джона Фаулза; холодно улыбающийся Оскар взваливает Марианну на плечо и уходит, а в ней уже как будто нет ничего живого, в её жизни всё рухнуло. Её не приняла церковь, её с трудом принял отец, который вот-вот умрёт, её принял человек, которого она не любит, но для которого она тоже скорее объект желания, а не любви. Она не может жить сама по себе, потому что это позор. Она женщина, и ей нужно быть позади мужчины. Кто там говорит, что феминизм не нужен? Сходите на "Сказки Венского леса", убедитесь в обратном.


@темы: What I've seen, Where I've been, Всем восторг, посоны!, Тиятральное

Papier kann so geduldig sein

главная