• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: книжное (список заголовков)
22:48 

***

Быть, а не казаться.
— Слушайте. — Дмитрий Всеволодович поднял голову, и глаза его были нехороши. — Самому-то бывало больно? Долго? и сильно?
— Долго? Сейчас не припоминаю...
— «Не припоминаете» — значит, не было. А когда лечите зубы, вам колют анестезию?
— Я редко бываю у стоматолога...
— Вы вообще живёте неплохо, судя по вашим вопросам. И всё-таки: когда сверлят зуб, нерв выдёргивают — вам сначала колют укол?
— Да, но —
— И всё на этом! И не морочьте голову. Боль в цивилизованном мире — купируют. Нейтрализуют. Сильная боль превращает в животное человека, боль человека — дегуманизирует. Разрушает. В боли нет ничего хорошего, запомните, ни-че-го. Все эти досужие разговоры — пока у самого как следует не заболит. Тогда увидите, куда пойдёт вся ваша философия. У боли есть одна философия — анестезия. Великое достижение человечества.


В последние недели в мыслях часто возвращаюсь к этому отрывку из "Обращения в слух".
С одной стороны, от боли нужно бежать подальше, это красноречивый сигнал о том, что что-то идёт не так. И снаружи, и внутри. Это очевидно, поэтому не буду останавливаться на данном аспекте. А с другой стороны боль - это как тот пресловутый яд, который в правильной дозировке становится лекарством. Боль, направленная в правильное русло - стимул расти над собой, что-то создавать; благодаря боли рождаются прекрасные вещи, на самом деле. Но для этого нужна её правильная дозировка, чтобы продолжить чувствовать. Большая концентрация боли, как и большая концентрация анальгетика, в итоге приводят только к равнодушию. Такова эта палка о двух концах.
Вы правы и неправы одновременно, Дмитрий Всеволодович.

...вот как всегда: всё так просто, чётко и ясно разложилось в голове - и такое хаотическое дерьмище вылезло при попытке написать. Тьфу. И тьфу ещё раз.

@темы: Книжное, Домашняя философия

21:12 

Книги-2017

Быть, а не казаться.
1. Анри Барбюс "Нежность"

2. Князь Феликс Юсупов. Мемуары :heart:

3. Айн Рэнд "Мы живые"

4. Наталья Ключарёва "Россия: общий вагон"

5. Джесси Эндрюс "Я, Эрл и умирающая девушка"

6. Кен Кизи "Над кукушкиным гнездом"

7. Антон Понизовский "Обращение в слух" :heart:

8. Уильям Фолкнер "Ошибка в химической формуле"

9. Михаил Булгаков "Театральный роман"
10/10 + 100500


Ну вот да. Со всей моей любовью к театру и Булгакову я добралась до "Записок покойника" (а именно таким оптимистичным образом зовётся "Театральный роман") только сейчас. Так бывает. Но до чего я рада, что это всё-таки случилось - слов нет.
Во-первых, несмотря на название, это, пожалуй, самая ироничная, если не сказать больше - подчас действительно очень и очень смешная - книга Михаила Афанасьевича. Юмор тут чрезвычайно живой, естественный, не притянутый за уши; такое либо есть, либо нет, и про очень немногих авторов можно сказать, что они умеют рассказывать о жизни весело. В "Театральном романе" Булгаков делает именно это - весело и прекрасно рассказывает о жизни даже в самых отчаянных её проявлениях, а отчаяние - это как раз та эмоция, которая очень часто посещает главного героя, невротика и меланхолика Максудова. А во-вторых... "Театральный роман" - изумительная (и оттого вдвойне жаль, что неоконченная) история любви к театру. К театру как к удивительному миру, как к тому волшебству, про которое Лена Ковальская когда-то сказала: раз придя сюда, остаёшься навсегда. И тем удивительнее на фоне этой безумной высокой любви, когда театр становится морфием для морфиниста, выглядят отношения Максудова (читай, Булгакова) с людьми, которые этот самый театр и делают. Театральное искусство невозможно без человека, но именно человек здесь чинит герою все препятствия. У каждого персонажа есть свой прототип, с которым Булгакова когда-то столкнула жизнь и МХАТ, и не сказать, чтобы Булгаков в своей книге рисовал этих людей с добротой и чувством. Досталось и Толстому, и, конечно, Станиславскому - ему и вовсе больше остальных. Впрочем, если вспомнить историю отношений Булгакова с театром, понимаешь, что у него были причины рисовать этого человека (и многих других) так, как он это сделал.
У меня нет романтизации театрального закулисья, и я прекрасно понимаю, что там не всё так прекрасно, радужно и эфемерно, как это видится из зрительного зала. Театр - не только высокое искусство, но и временами достаточно низменный труд. Но хотя немного грустно становится от тех смешных зарисовок из повседневной жизни МХАТа начала прошлого века, сильнее всего за внутренние струны дёргает упрямство и восторг Максудова, вступившего в театр и навсегда пропавшего. Потому что в абзацах, посвящённых театру - не людям, составившим его славу, не тем, кто денно и нощно толкает его куда-то, но именно театру как храму, как чуду, как мистерии - столько любви, что сердце трепещет от нежности.
запись создана: 25.01.2017 в 13:59

@темы: Домашняя философия, Изображая рецензента, Книжное

18:45 

***

Быть, а не казаться.
Я проставила последний экзамен, забрала трудовую после увольнения, и теперь я - свободный человек в свободной стране. Йей. Мало того, отписались из "Стандартизации и регистрации ЛС": рецензент прислал правки к статье, и их всего две. Две, Карл!

Читаю мемуары Юсупова, ору от восторга. Можно по-разному относиться к этому человеку, но был он невероятным, факт. Люди с чувством юмора не могут быть другими.

@темы: Всем восторг, посоны!, Книжное, Минимысли, На коленях у Менделеева

19:15 

Фмобы 2.0

Быть, а не казаться.
Фмоб первый. Вы задаёте мне в этой записи шесть вопросов, я на них отвечаю. Если хочется — выдаю вопросы вам.

Ёсими заворачивает с собой отличных вопросов!

perky Cole выдаёт разного!

Фмоб второй. Внезапно прилетело от Sexy Thing - и про чтение!

Много вопросов

22. Кому передадите эстафету?
Берите кто хочет (:
запись создана: 03.12.2016 в 14:17

@темы: Флешмоб детектед, Про тех, кто близко и далеко, Книжное

21:13 

***

Быть, а не казаться.
Добралась до Тэренса Рэттигена, наконец. Какой волшебно печальный драматург, и какое странное, нежное у него отношение к своим персонажам. Это не тот автор, что держит героев в ежовых рукавицах, строго направляя их по истории - как делал, например, Артур Миллер; у него же в пьесах шаг влево/шаг вправо карается расстрелом, всё разложено по полочкам. А Рэттиген... как будто смотрит на своих героев со стороны. Как художник, который отходит от своего полотна, чтобы увидеть полную картинку и понять, в какой угол холста двигаться дальше. Как рассказчик, который знает, что герои его повествования придуманы, но всё равно позволяет им делать выводы. Им, а не себе. Наверное, они именно потому настолько живые. До боли.
Это удивительно и прекрасно.

@темы: Всем восторг, посоны!, Книжное, Минимысли, Только зрячие знают, что такое слепота

23:25 

Книги-2016

Быть, а не казаться.
1-20

21. Оливер Сакс "Зримые голоса" :heart:

22. Саймон Мессингем "Ловушка Доктора"

23. Чайна Мьевиль "Рельсы" :heart:

24. Генрик Ибсен "Гедда Габлер"

25. Айн Рэнд "Источник"

26-29. Юсси Адлер-Ольсен "Женщина в клетке", "Охотники на фазанов", "Тьма в бутылке", "Журнал 64"


Ёсими щедрым жестом окунула меня в датские детективы, чему я очень рада.
Всё-таки в скандинавских детективах есть какая-то особенная атмосфера: неторопливая мрачность, вода, много воды, лес, ещё вода. Так что у меня определённо стало любимым автором больше. Впрочем, если честно, то ряд претензий к книгам Адлер-Ольсена у меня есть: в копилку и излишняя интуитивность расследования (Роза тыкает пальчиком в точку на карте, говоря "по-моему, нам сюда", и о чудо - им действительно туда!), и фигура Ассада, который и швец, и жнец, и на дуде игрец, и вообще полон самых разнообразных талантов, и то, что сам Адлер-Ольсен, увлекаясь, иногда отбрасывает некоторые вещи далеко-далеко, вызывая в итоге резонный вопрос, зачем их вообще нужно было упоминать. Но достоинств у его книг тоже выше крыши: во-первых, некоторая ироничность повествования; во-вторых - отличные главные герои. Отличные! Карл Мёрк - та ещё заноза в заднице у любого, кто вынужден провести с ним хотя бы пять минут. Ассад, настоящая изюминка в этом датском пироге, придающая всему происходящему характер и колоритность. Наконец, Роза, про которую надо пошутить, что она больше внутри, чем снаружи. И в -третьих - очень даже закрученная закрученность историй, особенно в последней книге. Понятное дело, что специфика дел (пардон за тавтологию), которыми занимается отдел Q , заставляет Адлер-Ольсена писать в одной и той же временной манере, перебрасываясь кусками разных таймлайнов, и потому вопрос "а кто убийца?" не возникает. Его книги не про это, а про то, как расследование приходит к этой конечной точке, и вещи, которые превращают людей в монстров.
Что касается моей любимой книги из этих четырёх, то это, безусловно, "Журнал 64". С одной стороны, он самый изворотливый. С другой стороны... те вещи, которые лежат в основе этого расследования, вызывают у меня дикий страх и жуткую боль чуть пониже спины одновременно. "Журнал 64" так невыносимо полон женскими бедами и несёт в себе такую моральную дилемму, что... это очень цепляет. И, конечно, по сравнению с "Женщиной в клетке" видно, как ощутимо набил руку и вырос сам Адлер-Ольсен. И в плане идеи, и в плане текста.
Отличная вещь, хочу ещё.
запись создана: 13.09.2016 в 21:39

@темы: Домашняя философия, Изображая рецензента, Книжное

13:21 

Книги-2016

Быть, а не казаться.
В новый год с новой книгой! И не одной.

1. Нил Гейман "Фантастические создания" :heart:

2. Кейт ДиКамилло "Удивительное путешествие кролика Эдварда" :heart:

3. Оливер Сакс "Антрополог на Марсе"

4. Джон Стейнбек "О мышах и людях" :heart:

5. Джон Стейнбек "Гроздья гнева" :heart:

6. Кейт ДиКамилло "Флора и Одиссей"

7. Нил Гейман "Никогде"

8. Эрик Фрэнк Рассел "И не осталось никого"

9. Герман Гессе "Степной волк" :heart:

10. Джон Максвелл Кутзее "Детство Иисуса"

11. Тимур Кибиров "Лада, или Радость :heart:

12. Фёдор Достоевский "Записки из Мёртвого дома"

13. Джон Стейнбек "Русский дневник" :heart:

14. Роберт Рождественский. Стихи :heart:

15. Михаил Веллер "Легенды Невского проспекта" :heart:

16. Людмила Улицкая "Пиковая дама"

17. Кадзуо Исигуро "Погребённый великан"

18. Уильям Фолкнер "Когда я умирала"

19. Таня Танк "Бойся, я с тобой"

20. Шодерло де Лакло "Опасные связи"
+100500

Давно собиралась прочесть целиком, наконец, а не кусками. И вот после "Бойся, я с тобой" окончательно определилась с тем, что надо.
Великолепный, велеречивый роман. Потрясающее удовольствие испытываешь от одного только текста, от того, как по-разному прописаны письма разных персонажей. Пыл Дансени, простодушие Сесили, изящный яд маркизы - всё это оставляет с плотным ощущением того, что перед тобой действительно не один и тот же автор. Как по-разному ведут себя де Мертей и Вальмон в переписке друг с другом и с посторонними - тоже фантастика. И всё же... Самое гнетущее ощущение у меня вызывает тот факт, что вещи, описанные в "Опасных связях", всегда будут иметь место в человеческом обществе. Всегда будут Вальмоны и Мертей, открывшие счёт победам над другими людьми и соревнующиеся в том, кто и сколько чужих судеб поломал. Я не умею играть в такие игры, и противостоять им, к сожалению, тоже не умею, поэтому очень часто по ходу книги испытывала иррациональный ужас, просто понимая, что будь я участницей подобных событий в реальной жизни, моя роль была бы пассивной.
На самом деле, "Опасные связи" стоит читать хотя бы ради фееричнейшего, революционного персонажа маркизы де Мертей. Женщина, которая в мужском мире играет по мужским правилам и выигрывает, не может не восхищать. Да, меня пугает вся мразотность её мировоззрения, её потребительского отношения ко всему и ко всем, но гений её острого ума просто феноменален. Она гораздо умнее и дальновиднее, чем Вальмон. И это страшно, потому что она вся - один сплошной механизм по перемалыванию ближних своих, который будет делать это с улыбкой и без сожаления. Её ум направлен в русло, которому трудно противостоять. Но, впрочем, в отношении маркизы на помощь снова приходит Тупольски с его "нечего своим задолбанным прошлым объяснять своё задолбанное настоящее". В какой-то степени, по крайней мере.
Секс, измены, аборт. Ничего не названо прямым текстом, но всё предельно очевидно. И то, что становится крахом маленькой вселенной одного человека, для другого выступает просто разменной монетой. Просто ещё одним мячом в корзину побед. Но перебрасывались этим мячом два человека, а вот срикошетило ещё как минимум в шестерых. Мне очень тяжело от этого, потому что покаранное зло в итоге не может быть равноценным тем страданиям, которые испытало добро. И последнее письмо раздражающей своей недальновидностью госпожи де Воланж, которая недоумевает, неужели есть на свете матери, способные прохлопать перед своим носом беду, происходящую со своим ребёнком, это подчёркивает ещё сильнее.
У меня внутри очень большая буря в стакане, и я, наверное, ещё напишу об этом, если хорошо обдумаю.
запись создана: 04.01.2016 в 21:23

@темы: Книжное, Изображая рецензента, Домашняя философия

23:37 

Жизнь культурная

Быть, а не казаться.
Вот соберусь с мыслями и обязательно напишу большой пост про только-только просмотренные, свежие, с пылу-с жару "В. Ж." в МХТ в "Марию Стюарт" в ЦИМе. А то я-то собралась, и мыслей по обоим спектаклям - одна основательная заметка, но состоит она из кусочков, которые пока не хотят собираться воедино.
Вчера перед "Марией Стюарт" была беседа с Леной Ковальской. Ну, как беседа: мы слушали, она формировала нам правильный вектор для просмотра этого спектакля. Всё это дело зовётся театральным семинаром (дюже выгодная акция для нищих студентов, 2 спектакля за 500 рублей, лепота!): получасовая лекция перед просмотром, непосредственно просмотр и обсуждение после. Вчера обсуждение было не только с Леной, но и с создателями спектакля и актрисами, но я про это чуть попозже напишу.
- Вчера была в Питере, смотрела "Гамлета" в БДТ, - рассказывает. - Как водится, целая плеяда звёзд, и вот вроде бы спектакль сделан по всем канонам психологического реализма, всё в нём правильно, всё должно работать, у меня дух должно захватить. Пик! Накал! Драма! А я сижу и понимаю, что меня не трогает. Только на Данилу Козловского смотрю и думаю: какой же Козловский красивый, а...
Я уже говорила, что люблю Лену? Так вот, я её ужасно люблю.

А сегодня слушала лекцию Андрея Аствацатурова про Уильяма Фолкнера в мастерских МХТ. Очень рада, что попала, ибо наслаждение получила колоссальное и чуть ли не впервые пожалела, что живу не в Питере: на его лекции я бы ходила и ходила. Очень масштабно, очень полно, очень грамотно, с кучей экскурсов в религию, историю и связь Фолкнера с Достоевским - прелесть что такое. Два часа пролетели поистине незаметно. Мррр.
Лето в городе, как хорошо, когда ты вот такое (ну, пусть ненадолго, но).

@темы: Тиятральное, Молоко и мед, Книжное, Всем восторг, посоны!, What I've seen

22:22 

Про бытовой терроризм

Быть, а не казаться.
Я обычно не делаю отдельных постов про книги, но на этот раз у меня так полыхнуло, что понимаю: надо. Впрочем, он будет не столько про книгу, сколько про см. заголовок.

Ради курса по литературе, который я сейчас прохожу на Лекториуме, понадобилось прочесть "Пиковую даму" Людмилы Улицкой. И так у меня от неё пригорело, что... Дело не в самом рассказе: он прекрасно написан и не менее прекрасно доносит всё то, что должен, у него живые и подвижные персонажи, и для такого маленького формата он вообще весьма густонаселён. Дело в его центральном персонаже. И я вроде бы понимаю, что специфика той темы, о которой пишет Улицкая в этом рассказе, такова, что без старухи Мур не обойтись. Но до чего же это омерзительно, господи, какое же зло разобрало меня при чтении, кто бы представлял.
Я считаю, что уголовная ответственность за бытовой психологический терроризм должна быть закреплена законодательно. Как за шантаж, подстрекательство, клевету; поправьте меня, господа юристы. Есть такие люди, Мур тоже этого типажа: эмоциональные вампиры. Я почти девятнадцать лет делила одну комнату с таким человеком, поэтому не рассказывайте мне, что их не существует. Им провоцировать других людей на скандал и подпитываться полученной негативной энергией необходимо как дышать. У насильников и убийц - аналогичная потребность в насилии и убийствах, и я допускаю, что моё сравнение неравноценно, но и у тех, и у других - перекос в сознании. Полноценными их делает только причинение всякого нехорошего тем, кто их окружает. Но в глазах общества одни - криминальные элементы, которые нужно наказывать изолировать, а вторые... а у вторых - характер тяжёлый. Бывает. Терпите-с.
Между тем каждый день приходить в дом, где тебя прессуют морально, лелея свой эгоизм - это пытка, которая любую психику сделает расшатанной, а расшатанную изначально вообще сорвёт к чертям. Такие персонажи - это эгоисты высочайшего пошиба, все прочие люди для них - только фон их моноспектакля длиной в жизнь. И хотя моя бабушка - бесконечно более деликатная версия Мур по сравнению с персонажем Улицкой, некоторые сцены писаны точно, что я вскипела.
Пустые капризы. Требование ради требования. Желание ради желания. Скандал ради наслаждения скандалом. Я - человек неконфликтный, любой, кто знает меня достаточно хорошо, в курсе этого. Потому любая ссора с бабушкой (как, впрочем, и с кем угодно другим, кто мне дорог, а бабушка дорога - даже несмотря на вот это вот всё) выбивала меня из колеи надолго и всерьёз. Зато бабушке было нормально. После часа ругани она становилась бодрее, чем была до.
Жизнь с таким человеком учит сдерживать порывы своего гнева, примиряться, считать до десяти и, наконец, списывать на старость, которая портит любой характер. Но не всегда. Иногда бывает до того невыносимо, что ты взрываешься, как маленький локальный Эйяфьятлайокудль, и потом, обезвоженный, разбитый, погружаешься в апатию. А тот, с кем ты только что ругался, идёт на кухню пить чай. С конфеткой. А ты, такая-сякая, зачем второй раз чайник кипятила, это же вредно.
И новый виток, и пошло-поехало. Пока не научишься уходить. Пока не появится, куда уйти.

Сорок лет тому назад Анне Федоровне хотелось ее ударить стулом. Тридцать – вцепиться в волосы. А теперь она с душевной тошнотой и брезгливостью пропускала мимо ушей хвастливые монологи и с грустью думала о том, что утро, столь много обещавшее, у нее пропало. Бесконечно точна была Людмила Евгеньевна, когда создавала своих героев. Оттого было так тяжело читать эти несколько страниц, и оттого так сильно хотелось зарядить Мур пощёчину. Выдуманные персонажи редко вызывают у меня столь осязаемую ненависть, однако у Мур получилось. Но хотя пощёчину она получила, легче мне не стало. Потому что с таким человеком это безнадёжно, он не изменится даже если захочет. А я не верю, что он хочет. Какое нормальное плотоядное животное откажется от кормушки? Да вот именно.

@темы: Шестиминутка ненависти, Домашняя философия, Книжное, Только зрячие знают, что такое слепота

20:35 

Алярм! Книжки ищут дом!

Быть, а не казаться.
Ребята, я некоторое время назад озаботилась разбором книжных шкафов. Часть неприкаянной литературы я уже раздала, ещё с частью попыталась начать в подъезде буккроссинг - посмотрим, что получится. Но осталось ещё несколько книг в хорошем, почти отличном состоянии, которые хотят в новые руки! Отдам за спасибо. Или шоколадку. Лучше спасибо (;

Новый дом ищут:
Ник Хорнби "Слэм"
Дж. Мартин, Г. Уолдроп, Р. Желязны "Дикие карты" (1 том)
Уильям Гибсон "Виртуальный свет"
Стивен Чбоски "Хорошо быть тихоней"
Ронда Берн "Тайна"
Кнут Гамсун "Мистерии"
С. Кинселла "Тайный мир шопоголика"
Айрис Мёрдок "Время ангелов"
В. Набоков "Лолита"

Держите котика в качестве аттеншн пика.


@темы: Про тех, кто близко и далеко, Сова и виноград, Котелло, Книжное

20:34 

Книги-2015, дубль 3

Быть, а не казаться.
Думала, влезу в два поста, а нет.
1-21
22-51

52. Себастьян Жапризо "Дама в очках и с ружьём в автомобиле"


У меня много претензий к этому роману: начиная абсолютно непереносимым названием и заканчивая отдельными моментами, посреди которых вплоть до самого конца хочется сделать с книгой то же самое, что делал герой Брэдли Купера в фильме "Мой парень - псих". Но всё это меркнет по сравнению с: а) убийственным очарованием французских берегов, которые дышат тебе в лицо солью и ласкают кожу загаром прямо со страниц; б) действительно ловко закрученным сюжетом при минимуме весомых персонажей.
Дани Лонго - самая инфантильная, самая лживая, самая искренняя, самая воздушная, самая нерешительная и самая упорная блондинка на свете. По мере чтения тебя бросает из неприязни в отчаянную симпатию, потом обратно, потом ещё раз... а потом ты искренне начинаешь ей сопереживать, потому что как она - такое неприспособленное к жизни создание? - выберется из всего этого безумного дерьма? Не буду раскрывать всех секретов, ибо они достойны того, чтобы раскрыться после прочтения. Скажу лишь, что она была молодцом. И ещё: очень трудно обыграть человека, в поступках которого нет логики. Во всяком случае, в начале её и правда нет.
У Жапризо есть та же проблема, что и у многих авторов-мужчин: свою героиню он делает такой, какой, по его мужскому мнению, должна быть женщина. Поначалу он пишет её как нежное, раздражающе эфемерное существо, потом рисует красотку с удивительной походкой, потом - сильную даму с ружьём. Его неопределённость в отношении того, какой же должна быть его героиня, бросается в глаза с самого начала; да, несомненно, Дани приходится учиться на ходу, но вот куда исчезает пропасть между мышкой и почти что femme fatale - вопрос. Впрочем, на этом невольно перестаёшь акцентировать внимание, потому что немного пошлое счастье офисного планктона, имеющее вкус моря, несёт тебя прочь от города, духоты и нудных обязанностей.
До самого конца я мучилась от невозможности связать все звенья воедино, так что, должна сказать, в "Даме..." есть некоторые нюансы, выгодно выделяющие её среди многих прочих детективов современности. Подчас хотелось всё бросить; подчас анормальность происходящего засасывала. Но узнать разгадку стоило того.

@темы: Домашняя философия, Изображая рецензента, Книжное

21:27 

***

Быть, а не казаться.
Выражение "после меня хоть потоп", приписываемое то Людовику XV, то его любовнице маркизе де Помпадур, очень точно передавало моё настроение, но тут впервые у меня мелькнула тревожная мысль: потоп вполне мог случиться до моей кончины. /Мишель Уэльбек "Покорность"/

Рукоплещу книге стоя.

@темы: Чужие взгляды, Минимысли, Книжное

21:47 

***

Быть, а не казаться.
Старая любовь, как водится, не ржавеет. Недели полторы назад ковырялась в своём ноуте и набрела на незаконченное фикло по Lawless, по которому мы с Фадё когда-то погорели со страшной силой. И спросила себя: а почему бы не упасть в бездну моей бессмертной отпшечки ещё раз?
А ПОЧЕМУ БЫ И ДА
MAGGY WHAT R U DOIN
MAGGY STAHP

А потом я пошла и скачала себе "The wettest county in the world", на которой и базируется фильм, чтобы определиться с преканоном и постканоном. И столкнулась с проблемой того, что это... две очень сильно разные вещи. Они оба крутые, и фильм, и книга, но впечатление оставляют разное, да и несовпадения в деталях местами колоссальные. Крикет совсем другой. Говард, за счёт его предыстории и наличия жены с ребёнком, тоже другой. Мэгги и Берта совсем бессловесные. Грэнвиль нарисовался, да ещё с дочерью. Таймлайн некоторых событий вообще изменён.
Дошла до конца первой части, которая закончилась на _том самом_ моменте Форреста и Мэгги, поорала и пришла в замешательство окончательно.

А ещё вселенная путём возникновения в ленте доктора Тредсона, выпуска "Орла и решки" про Новый Орлеан и Стартрека по СТС с моей принцессой на бровях в роли Спока усиленно НАМЕКАЕТ мне на некий незакрытый гештальт, такие дела.


@темы: Самый пьяный округ в мире, Латексный чувак, кровавый лик и другие хорошие люди, Книжное, Кино-воображариум, Mudak and proud!

22:22 

Книги-2015, дубль 2

Быть, а не казаться.
1-21

22. Джон Фаулз "Волхв" :heart:

23. Уильям Шекспир. Комедии

24. Рэй Брэдбери "Вино из одуванчиков" :heart:

25. Ю Несбё "Кровь на снегу"

26. Эрленд Лу "Допплер"

27. Венедикт Ерофеев "Москва-Петушки" :heart:

28. Айрис Мёрдок "Время ангелов"

29. Нил Гейман "История с кладбищем" :heart:

30. Генрик Ибсен "Враг народа" :heart:

31. Генрик Ибсен "Пер Гюнт"

32. Анри Барбюс "Огонь" :heart:

33. Джозеф М. Кутзее "Медленный человек"

34. Диана Уинн Джонс "Ходячий замок" :heart:

35. Анна Никольская "Кондитерские истории"

36. Кейт ДиКамилло "Спасибо Уинн-Дикси" :heart:

37. Джон Фаулз "Коллекционер":heart:

38. Оливер Сакс "Человек, который принял жену за шляпу и другие истории из врачебной практики" :heart:

39. Артур Миллер "Смерть коммивояжера"

40. Артур Миллер "Цена"

41. Джон Фаулз "Любовница французского лейтенанта"

42. Кадзуо Исигуро "Не отпускай меня"

43. Этель Лилиан Войнич "Овод"

44. София Парнок "Вполголоса" :heart:

45. Нил Гейман "Океан в конце дороги" :heart:

46. Ю Несбё "И прольётся кровь"

47. Иэн Макьюэн "Суббота" :heart:

48. Наталья Ключарёва "Деревянное солнце" :heart:

49. Мацуо Монро "Научи меня умирать"

50. Энди Вейер "Марсианин"

51. Мишель Уэльбек "Покорность" :heart:


В процессе:
Matt Bondurant "The wettest county in the world"
Кейт ДиКамилло "Удивительное путешествие кролика Эдварда"
запись создана: 31.05.2015 в 21:18

@темы: Домашняя философия, Изображая рецензента, Книжное

23:17 

Книги-2015

Быть, а не казаться.
1. Анна Гавальда "Билли"

2. Никола МакОлифф "Юбилей ювелира"

3. Мартин МакДонах "Однорукий из Спокана"

4. Кейт ДиКамилло "Приключения мышонка Десперо" :heart:

5. Джоан Роулинг "Случайная вакансия" :heart:

6. Сирил Массаротто "Первый, кого она забыла"

7. Мартин МакДонах "Череп из Коннемары" :heart:

8. Дмитрий Быков "Ясно. Новые стихи и письма счастья" :heart:

9. Мартин МакДонах "Калека с острова Инишмаан" :heart:

10. Дэн Браун "Инферно"

11. Johann Wolfgang von Goethe "Die Leiden des jungen Werther"

12. Захар Прилепин "Санькя"

13. Диана Сеттерфилд "Беллмен и Блэк, или Незнакомец в чёрном"

14. Михаил Булгаков "Собачье сердце"

15. Иван Гончаров "Обыкновенная история":heart:

16. Сергей Довлатов "Рассказы из чемодана" ("Наши", "Чемодан", "Филиал") :heart:

17. Леонид Андреев "Красный смех"

18. Олег Табаков "Моя настоящая жизнь" :heart:

19. Гиллиан Флинн "Тёмные тайны"

20. Александр Куприн "Молох"


Эх, как же чувствуется, что у этой повести должен был быть другой конец! Она раскатывалась так складно и зло, что на этом фоне окончание, которое нам оставил Куприн, выглядит не просто блёклым - чужеродным, словно заплатка из другого материала. Концовка могла выстрелить, поставить точку хотя и пафосную, но жирную, а из-за редактуры этого не случилось. И это обидно, потому что сам "Молох" мощный и действительно очень злой. История инженера Боброва - печальная и ядерно-циничная отповедь об обмельчании человеческих душ, о костях, на которых строится прогресс, о нелюбви и подобострастии. И лично меня больнее всего ужалил, пожалуй, именно
индустриальный вопрос. Мой лектор по общей и неорганической химии любил говорить, что человек развивается, когда ему в руки дают дубинку. Благоустройство мира для миллионов невозможно без гибели других миллионов, от этой трагичной математики никуда не деться. Бобров, работая на заводе, понимает это лучше других. Но, с другой стороны, было бы лучше первобытное или, во всяком случае, не тронутое прогрессом устройство бытия? Было бы лучше добывать огонь с помощью огнива и кресала и умирать от чумы? Я думаю, что очень многие вещи, которым мы традиционно придаём негативный оттенок - зло и жертва в частности - могут быть необходимыми. О необходимом зле говорил Булгаков, а вот у Куприна пример именно необходимой жертвы.
И к слову о жертве. Мне кажется, Куприн излишне методично разжёвывал ту параллель с кровавым божеством, которую он провёл уже одним названием. Прямым текстом об этом можно было и не говорить; параллель напрашивается сама собой вполне явно и очевидно. Тут на алтарь возложили и простых людей, и невинную деву. Без шакала Табаки, кстати, тоже не обошлось.
Но в общем и целом "Молох" мне понравился.

21. Джером Д. Сэлинджер "Над пропастью во ржи"


Я поняла две вещи. Во-первых, я поняла, откуда растут ноги у Чбоски, Фоера и всей им подобной братии. Во-вторых, я поняла, что романы взросления - это не моё. Или моё, но, во всяком случае, не в том виде, в котором они существуют сейчас.
Вот вроде бы всё хорошо: умные, в меру забавные и печальные наблюдения, искренние чувства, моменты мироощущения, через которые каждый проходил, будучи подростком... Я догадываюсь, почему эта книга приобрела статус культовой, но меня она, к сожалению, не тронула. Я скажу ту же вещь, которую говорила в прошлом году о "Хорошо быть тихоней": мне не хватает нормального героя. Нормального, понимаете, подростка - без психических отклонений, не из поколения прозака - просто обычного парня/обычной девушки, похожего(й) на миллионы других таких же. Тут, конечно, встаёт вопрос о нормальности в принципе: где пролегает грань нормальности, каковы её критерии? Но в случае романов взросления мне действительно очень трудно сочувствовать переживаниям юношей, чьи представления о жизни расходятся с моими именно в силу их психического состояния. И в случае "Над пропастью во ржи" я даже нахожу в высказываниях Холдена Колфилда что-то, похожее на собственные мысли. Но этих высказываний - крупицы на две сотни страниц. И будь я одной из героинь этого романа, я бы, скорее всего, тоже сказала Холдену, что он ненормальный.
Полагаю, что после "Выше стропила, плотники" и "Над пропастью во ржи" с Сэлинджером для меня покончено.


В процессе:
Нил Гейман "Смерть. Цена жизни. Время жизни"
запись создана: 06.01.2015 в 15:42

@темы: Домашняя философия, Изображая рецензента, Книжное

15:35 

Дурное дело нехитрое

Быть, а не казаться.
К хорошему быстро привыкаешь. И, одновременно с этим, дурной пример заразителен.
Походами в театр я заразила маму, частично папу, а благодаря им обоим - ещё и половину преподавательского состава своей школы. Да так, что о некоторых вещах мама, жадно мониторящая происходящее в культурной жизни Москвы, теперь узнаёт раньше меня.
В общем, пару недель назад звонит она мне с горячечным "Катя! Катюня! Дочь! В феврале выходит "Юбилей ювелира" с Табаковым, приуроченный к его юбилею! ПОШЛИ ПОШЛИ ПОШЛИИИИИ!". Да фигня вопрос, говорю, я только за. Купили билеты (сегодня пойдём на Рождественский концерт - заберём), и, по большому счёту, отложили вопрос до 9 февраля, умильно поглядывая в сторону конвертика с билетами на грядущие события.
Полчаса назад мама позвонила мне с не менее горячечным и почти трагичным "Катя, я прочла "Юбилей ювелира". Всё очень плохо, Катя, ТАМ БОЛЬ ТАМ СЛЁЗЫ ТАМ спойлер"
...и ведь, казалось бы, этот человек знает значение слова "спойлер"...

...пойду читать.

@темы: Чудеса в решете, Ололо же!, Книжное, Без комментариев

15:01 

Читальный вызов 2015

Быть, а не казаться.
Благодаря D-r Zlo и Седая Верба я с разбегу упоролась о синема-вызов, а тут у Брисоль увидела такую прекрасную прекрасность и не смогла пройти мимо. Это же повод расширять горизонты, определённо!

1. Книга, которая экранизирована, при этом фильм ты видел, а книгу не читал - М. Шолохов "Тихий Дон". Вздрогнем :facepalm:
2. Сборник рассказов - Наталья Ключарёва, "Деревянное солнце". В Ключарёву я уже влюблена прочно и безнадёжно.
3. Книга на иностранном языке, который ты плохо знаешь - вот тут всё очень странно, потому что в активе у меня только немецкий и английский, и оба я знаю если не хорошо, то неплохо. Ну, пусть будет Matt Bondurant "The wettest county in the world". И, как стимул НАЧАТЬ, какая-нибудь небольшая книга на норвежском
4. Книга, против которой у тебя было предубеждение и ты не собирался её читать - Анна Гавальда, "Билли"
5. Книга на иностранном языке, который ты хорошо знаешь - Johann Wolfgang von Goethe, "Die Leiden des jungen Werther". Давно пора.
6. Книга, написанная в несвойственном автору жанре - Иоанна Хмелевская, "По ту сторону барьера" спасибо Kjussa
7. Книга, в названии которой есть незнакомое слово эм... "Лангольеры"?..
8. Книга, которая постулирует идеи, противоречащие твоей картине мира - Захар Прилепин, "Санькя"
9. Книга, действие которой происходит в местности, о которой ты никогда ничего не знал - Чимаманда Нгози Адичи, "Половина жёлтого солнца" спасибо Catriona
10. Биография или автобиография - Олег Табаков, "Моя настоящая жизнь"
11. Книга из школьной программы, не прочитанная раньше - Михаил Булгаков, "Собачье сердце". Несмотря на то, что Михаил Афанасьевич - один из моих любимых писателей, "Собачье сердце" ниасилил :facepalm:
12. Книга, которая вышла в 2014 году - Донна Тартт "Щегол"
13. Книга, которую посоветовал (-ует) уважаемый тобой человек - Джулия Кэмерон "Путь художника"
14. Книга с упоминанием цвета в названии (любой степени неконкретности цвета, типа цвета льна или испуганной волны) - Леонид Андреев, "Красный смех"
15. Книга, которая стоит на полке, но ты её не читал - Джон Фаулз, "Волхв"
16. Книга на естественно-научную тематику
17. Пьеса - пусть будет какой-нибудь сборник Августа Стриндберга
18. Книга автора-тёзки - Записки Екатерины II. Я скромная)
19. Первая книга, написанная одним из любимых авторов - Александр Солженицын, "Один день Ивана Денисовича"
20. Книга автора, принадлежащего малоизвестной тебе культуре - Юкио Мисима, "Море изобилия"

По подчёркнутым пунктам с удовольствием принимаются предложения.
запись создана: 04.01.2015 в 19:12

@темы: Книжное, Флешмоб детектед

22:52 

Быть, а не казаться.


– Любите ненавидящих вас, молитесь за обижающих вас…

– Настя, – нерешительно позвал он.
Она не услышала и, закрыв лицо руками, ушла в дымящиеся развалины.

@темы: Тиятральное, Книжное

23:25 

Твиттер-стайл

Быть, а не казаться.
Подумала на днях: почему мы так редко позволяем себе роскошь отсутствия в нашей жизни людей, которые нам неприятны? Ну или не неприятны, а просто... просто тяжело складывается общение, со скрипом. Даже когда умом понимаешь, что человек-то, вообще говоря, неплохой, имеет кучу достоинств, но тебя в нём всё, буквально всё доводит до зубовного скрежета, и ты тратишь кучу моральных ресурсов на то, чтобы вести себя умеренно нейтрально. Так вот - почему? Зачем этот мазохизм, от которого в итоге нет никакой пользы?..
В моём случае повод разойтись разными дорожками подвернулся, по большому счёту, случайно, но я даже рада, что это произошло. Потому что я не умею провоцировать конфликты, а иного пути свести общение к нулю не было. И мне удивительно спокойно сейчас; трудно представить, что какую-то неделю назад эта ситуация меня волновала.
Всё хорошо.
***

Вчера потратила 85 рублей и купила дыню в палатке возле универмага, чтобы два дня радостно её уминать. Счастье ещё никогда не обходилось мне так дёшево.
А ещё сделала бефстроганов с грибами. Вышло зачётно, даже очень.

***

Сегодня была на книжной выставке-ярмарке, той самой ежегодной ММКВЯ на ВДНХ. Для меня присутствие там - уже что-то сродни традиции, уходящей корнями в моё детство. У меня не будет возможности съездить туда на выходных, поэтому пришлось экстренно рвануть сегодня - да ещё и последнюю лекцию по химии и технологии БАВ, которую я уже малодушно помышляла прогулять, отменили, так что мучиться угрызениями совести не пришлось.
Уговаривать себя не покупать много книг, равно как и уговаривать себя меньше жрать, в моём случае, по всей видимости, бесполезно. Унесла два пакета: Солженицын, Фаулз, Гейман и всё-всё-всё про Смерть, подарочная Ниффенеггер, Чбоски и СКАЗАНИЯ ТРЕНЗАЛОРА. Пляшу с бубном вокруг новой стопки книг и не могу определиться, с чего начать. Вангую, что сейчас пошлю намерение начать курсовой проект или допилить отчёт в пешее эротическое и отправлюсь в кроватку с Доктором. А как звучит-то! Хотя лучший книжный вариант - продолжить "Снеговика" на немецком.
Всё хорошо.

@темы: И тут он достал свой четвёртый бигмак, Минимысли, Сова и виноград, Книжное, Домашняя философия, Всем восторг, посоны!

21:56 

Книги-2014, дубль 2

Быть, а не казаться.
1-25

26-29. Джеффри Линдсей "Декстер" ("Добрый друг Декстер", "Декстер во мраке", "Декстер в деле", "Деликатесы Декстера"

30. Бертольт Брехт "Трёхгрошовая опера"

31. Майкл Фрейн "Копенгаген"

32. Jo Nesbo "Schneemann" :heart:

33. Стивен Чбоски "Хорошо быть тихоней"

34. Александр Исаевич Солженицын "Раковый корпус" :heart:

35. Ю Несбё "Охотники за головами"

36. Наталья Антонова "Луизиана"

37. Гиллиан Флинн "Исчезнувшая"

38. Ю Несбё "Сын" :heart:

39. Джастин Ричардс, Джордж Манн, Пол Финч, Марк Моррис "Доктор Кто: Сказания Трензалора"

40. Ян Мартелл "Жизнь Пи"

41. Иэн Макьюэн "Сластёна"

42. Наталья Ключарёва "Деревня дураков"
+100500

Вот я в какой-то прострации сейчас. Открыла буквально на пару страниц, чтобы отвлечься от антагонистов гистаминэргических рецепторов, а очнулась тогда, когда была перевёрнута последняя.
Честно говоря, это тот случай, когда я вполне объективно вижу в книге недоработки, недостатки - и при этом вполне субъективно fell in love с первых строк. Да так, что мне хочется бежать на улицу и тыкать прохожим в лицо этой повестью с воплем "прочтите! прочтите обязательно!".
Смешно и грустно, трепещуще, пронзительно искренне, с невероятной, искупающей всё на свете чистотой здесь говорят о вещах едва ли не отвратительных: о беспробудном пьянстве, заставляющем забыть и семью, и детей, о стукачестве, о грязи, с которой знаком каждый, кто хоть раз бывал в забытой богом русской глубинке. Я, при всей урбанизированности своего существования, была, поэтому знаю, о чём говорю. И вместе с тем тут остаётся место для поиска себя, для ответов на вечные вопросы и для любви: то угловато-подростковой, понятной всем без исключения, то вечной, трогательной, живой, разменявшей шестой десяток, но не разменявшей добрую нежность к супругу. Да, местами не обошлось без излишней патетики, без, не побоюсь этого слова, морализаторства - но в целом получилось действительно настолько чисто, что "Деревня дураков" стала для меня откровением и глотком свежего воздуха.
"Что делать, чтобы наследовать жизнь вечную? В Иудее I века ответ звучал: раздай всё, что имеешь, и следуй за Мною. И это было чересчур. В России XXI века ответ звучит: пей хотя бы через день. И это тоже чересчур. Ты всегда требуешь слишком многого. Нет бы просто сказал: такое-то количество свечек."
И тут же:
"В один прекрасный день перешедшая в выпускной класс Анжелика Попова, прореживая школьную морковь, неудачно обернулась на соседнюю грядку - и третий раз за год влюбилась в своего одноклассника Пашу Матвеева".
И я с трудом удерживаюсь от желания процитировать вам всю повесть целиком, потому что тут такая ироничная мудрость, красота, знание жизни без напускной прихотливости, когда автор математически выверяет каждое слово, желая показаться сложнее, чем он есть на самом деле. Наталья Ключарёва не пытается. Она выкладывает всё как на духу, местами смазывая, сбиваясь, но не теряясь. И перед глазами, на деле намеченное парой штрихов, возникает Митино и лежащая за ним деревня дураков - объёмные, настоящие...
Ничего больше не буду говорить. Меня потрясло. Я уверовала в современную российскую прозу.

В процессе:

Asa Larsson "Sonnensturm"
Джоан Роулинг "Случайная вакансия"
Кен Кизи "Над кукушкиным гнездом"
Нил Гейман "Смерть: Цена жизни. Время жизни"
запись создана: 02.09.2014 в 14:19

@темы: Домашняя философия, Изображая рецензента, Книжное

Papier kann so geduldig sein

главная