• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: и когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след? (список заголовков)
16:38 

Быть, а не казаться.
Я хотела написать о том, что же я за жуёбище и почему я именно оно, но, к сожалению, у меня нет на это времени, потому что у меня завал, адов завал.
Поэтому. Дайри-магия, пожалуйста, помоги мне пережить эту неделю. Хоть как-нибудь. И решить свои проблемы. Тоже хоть как-нибудь. Потому что несмотря на оптимистичный настрой "взять и сделать", что был несколькими постами ниже, я сейчас настолько устала от ВСЕГО, что хочется пойти и сдохнуть.

Вопрос: Пожелать Катюне:
1. ...сил 
26  (23.64%)
2. ...здоровья 
24  (21.82%)
3. ...решения проблем 
25  (22.73%)
4. ...написать все контрольные этой недели на отличненько 
24  (21.82%)
5. Кнопочка ДЖБАНЬ 
11  (10%)
Всего: 110
Всего проголосовало: 28

@темы: И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Минимысли

21:24 

Triple kill

Быть, а не казаться.
"Потому что она заставляет меня думать о чём-то ином, нежели я сам. Потому что она предпочитает рассказы о путешествиях сэру Вальтеру Скотту, а Билли Майерля — Моцарту, и ей неведомо, чем отличается до-мажор от мажордома. Потому что я, только я, вижу её улыбку за миг до того, как она появляется на лице. Потому что императора Роберта не назовешь хорошим человеком — лучшая его часть ушла в музыку, нигде не исполняемую, — и всё же она одаривает меня этой редчайшей из улыбок. Потому что мы вместе слушаем козодоев. Потому что смех фонтанирует у нее из макушки и рассыпается в утреннем свете. Потому что такой человек, как я, не имеет никаких дел с субстанцией, именуемой «красотой», — и все же она тут как тут, в звуконепроницаемых каморах моего сердца."

" - Но если вы знали об этом... заговоре, почему вы с ним сотрудничали? Почему вы позволили Хэ-Чжу Иму так близко к вам подобраться?
- А почему все мученики сотрудничают со своими иудами?"

" - Трагический изъян Айзека Сакса, - анализирует Айзек Сакс двумя часами позже, развалившись на стуле в «фонаре» напротив Луизы, – состоит в следующем. Он слишком труслив, чтобы быть воином, но недостаточно труслив, чтобы лечь и перевернуться на спину, как хорошая собачка."

© Дэвид Митчелл "Облачный атлас"

@темы: Всем восторг, посоны!, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Книжное, Молоко и мед, Чужие взгляды

21:32 

И контрольного в голову уже не нужно

Быть, а не казаться.
Слушай, слушай, это же глупо – вот так надраться, чтоб всё посметь.
С вечера в сердце мерцает золото, утром в башке звенит только медь.
Если вечно с изнанки ноет, а с лицевой ещё можно терпеть -
Это не жизнь, Тэйми, это такая смерть.

Просто однажды от нас уезжают, уходят, и с кем-то живут далеко
самые наши любимые –
падают в прошлое, как в молоко.
И больше оттуда ни звука, ни строчки, ни слова - вообще, ничего!
Ты живёшь потом, а в тебе дыра – величиной с тебя самого.
Иногда ты в неё смотришь и думаешь: ого!..

Слушай, Тэйми, ведь мы потому так легко проживаем друг друга насквозь,
Что ныряем потом в эти дыры, и думаем: ладно, опять не срослось.
Не срослось, понимаешь…
А в сущности, что там срастётся, что?
Если мы изнутри простреляны в три обоймы, как решето.

Небеса нависают над нами, как анестезиологи, как врачи,
Хочешь – плачь или пой, или смейся,
хочешь - стиснув зубы, молчи.
Нас сошьют патефонными иглами, в нас проденут такие лучи,
Что за этой тонкой материей мир подмены не различит.

Ампутация прошлого, Тэйми, ампутация и - культя…
Знаешь, что самое странное?.. Что нас и таких хотят.
Золотые, бесценные люди к нам приходят, стучатся, звонят.
К нам бредут, как по минному полю, тянут руки сквозь наши печали
к нам - холодным, пустынным, выжженным…

Ну давай мы с тобой выживем!
Нас почти уже залатали.

(с) pristalnaya.livejournal.com/270866.html

Читает ваша покорная слуга.

@темы: Чужие взгляды, Только зрячие знают, что такое слепота, Скопипастчено, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Домашняя философия, Всем восторг, посоны!

20:04 

10.05

Быть, а не казаться.
Несмотря на всю ту адову жесть, что ожидает нас в универе, пожалуй, до самой практики, вчера мы позволили себе отдохнуть. Но я не думаю, что пожалею об этом, когда буду рвать на себе волосы оттого, что перестану всё успевать, потому что это было КРУТО. ОЧЕНЬ КРУТО.
Не столько потому, что было очень весело. Не столько потому, что я грациозно сверзилась на землю, погнавшись за волейбольным мячиком, и Мишаня меня поднимал. Не столько потому, что в Валере после n-ного бокала проснулся парикмахер, и он заплетал мне косичку. Не столько потому, что шашлык был очешуенно вкусный, а я всё-таки умудрилась нанизать один свой палец на шампур. Не столько потому, что после шашлыков мы пошли в общагу и бурно смотрели Евровидение, попутно залив соком, колой, водкой и б-г знает чем ещё весь алёнкин стол. Не столько потому, что в половину второго ночи Алёна решила, что это самое время для того, чтобы пойти на улицу искать приключений, а мы с Аней поддержали её в этом начинании. Не столько потому, что меня ждала разобранная кровать у Фадюни, а я до неё так и не доползла, в результате ночевав на полу в алёниной двушке...
Всё это важно, но несколько вторично. Просто я с каждым разом убеждаюсь, что у меня есть большая семья, и я, как бы пафосно это сейчас ни звучало, повязана с ней накрепко. Огромный кусок меня навсегда останется с этими людьми, с этим временем. То, как я счастлива, что попала именно в эту группу, нельзя передать никакими словами. Я просто не смогу объяснить, почему я так сильно люблю этих человечков.

А ещё в нетрезвом угаре мне дважды взорвали мозг, да так, что на второй раз я разрыдалась (за что мне крайне стыдно), но это уже совсем другая история. И если я знаю, что мне делать с одной правдой, то вот как быть со второй... мой мир вчера немного сошёл с оси. Немного. Самую малость. Я теперь как грелка, которую раздирают сразу три Тузика, имя которым "бездействуй", "не тупи и задави в себе всё это" и "не тупи, иди и куй железо, а то пролюбишь все полимеры".
Но это действительно совсем другая история, а к очередной порции душевного эксгибиционизма я пока не готова.

@темы: Чудеса в решете, Ололо же!, Молоко и мед, Из жизни красных шарфочек, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Всем восторг, посоны!, В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым, 24 любимые морды

20:08 

С Днём Победы.

Быть, а не казаться.
Я не хочу говорить много. Эхо той войны ещё не отгремело до конца - пока живы те, кто прошёл через неё, и пока земля не до конца зализала свои раны.
И в свете того, что сейчас творится на нашей маленькой планете даже несмотря на то, что память так свежа, я хочу пожелать всем мира. Чтобы жертва не была напрасной. И чтобы человечество выучилось, наконец, на своих ошибках.

@темы: И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Без комментариев

URL
21:11 

lock Доступ к записи ограничен

Быть, а не казаться.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
23:30 

Вечерний самоанализ

Быть, а не казаться.
Не открою Америку, пожалуй, но гармонию с собой я нахожу, когда у меня молчит совесть. Это мой надсмотрщик - без пряника, только кнут, только хардкор.
Проблема в том, что этот надсмотрщик не хлещет меня лишь тогда, когда я держу своё тело, пардон за тавтологию, в чёрном теле; за каждый лишний кусок, за каждый приступ лени меня точит, точит, точит.
Проблема в том, что этот надсмотрщик не хлещет меня лишь тогда, когда я сижу и добросовестно учусь; в периоды дедлайна я не могу ничего читать и смотреть, душевно не вертясь, как уж на горячей сковородке, даже если внешне создаётся обратное впечатление.
Проблема в том, что от кнута совести мне перепадает даже тогда, когда я загоняю себя в эмоциональную стагнацию, через слой которой, казалось бы, ничто не должно продираться.
И у меня два выхода: либо следовать этим нехитрым, в общем-то, правилам, которые, справедливости ради, пойдут мне исключительно на пользу, либо познавать гармонию с помощью священного дао похуизма. Но я не умею быть похуисткой, действительно не умею. А при следовании по первому пути на меня рано или поздно всегда нападает апатия, когда мне, как задолбанному вьючному животному, всё-таки становится безразлично, что меня безжалостно охаживают по бокам.

Наверное, секрет счастья в том, чтобы найти такие способы улаживания конфликтов с совестью согласно первому сценарию, которые будут мне приятны. Ну или хотя бы будут доставлять минимум неудобств.
Но я всё ещё в поиске. И за это - да-да, бинго - меня тоже грызут.

@темы: Домашняя философия, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Из жизни красных шарфочек, Только зрячие знают, что такое слепота

18:32 

Быть, а не казаться.

Прослушать или скачать The Sharpest Lives бесплатно на Простоплеер

Этим тяжёлым утром на меня накатила ностальгия по MCR, которых я заслушивала до дыр классе в 6-7. И, в частности, вот по ней, родимой, по The Sharpest Lives. А потом я поняла, что ничего точнее по настроению и по состоянию за последние три дня в моей папке с музыкой мне ещё не попадалось. Не столько по тексту, сколько по тону. Хотя... о чём это я?

[I'm drunk, I suppose
If it looks like I'm laughing
I'm really just asking to leave]


[You can watch me corrode like a beast in repose
'Cause I love all the poison]


[So you can leave like the sane abandoned me]

Такие дела.

@темы: M is for music, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Минимысли

23:54 

Быть, а не казаться.
За насыщенным реалом и эмоциональным раздраем этой недели у меня так и не дошли руки написать о двух безусловно хороших вещах, которые я посмотрела на этой неделе. Не совру, если скажу, что она прошла под звездой Олега Табакова.
В общем, я, глядя с высоты своей низенькой колокольни, могу сказать следующее: можно по-разному относиться к нему как к человеку, бо никто из нас не безгрешен, но одного не отнять - в сфере театра он прекрасный актёр, гениальный менеджер, великий учитель и Мастер с большой буквы.
В понедельник мы ходили на "Последнюю жертву". Сначала я хотела долго и пространно говорить про то, что у Островского подавляющее большинство пьес - про любовь в рублёвом эквиваленте, а потом передумала. Лучше я скажу про другое. Про что же?
***

А вчера у меня состоялось знакомство с Табакеркой. На "Страх и нищету в Третьей Империи" я должна была идти с товарищем Алексеем, но товарищ Алексей превратился в паровозика, который не смог. Поэтому знакомилась я в негордом одиночестве.
Театр прекрасен: светлое, чистое, уютное место, эдакий особнячок, в котором просторно и свободно дышится. Но вот зал - это ад для клаустрофоба. Хотя, мне кажется, именно этот зал сыграл свою роль в том, что спектакль на меня буквально давил. Во всех смыслах.
Я понимаю, почему для постановки выбрали именно "Меловой крест", "Шпиона", "Жену еврейку" и "Правосудие". Потому что они хорошо показывают, как фашизм разрушает жизни со всех сторон: и любовь, и семью, и право на справедливость. Непонятно только, почему завершает всё это "Нагорная проповедь". А с другой стороны... это лучший для данной постановки конец из всех возможных, но об этом чуточку ниже.
Состояние тревоги и какого-то липкого страха накатило на меня уже минут через семь. "Меловой крест" проехался по мне асфальтоукладчиком, и после конца сцены мне панически захотелось вывернуться и посмотреть, нет ли этого мелового знака уже на моей спине. Это жутко: подозрительность, натянутый смех и ложь, ложь, ложь - твоё единственное спасение в молчании, но молчать нельзя, а раз нельзя, ты вынужден лгать, озираться по сторонам, как побитая собака, и жить в постоянном ожидании чего-то непоправимого.
В этих пяти сценах мало говорят о нищете, но вот о страхе - о, о страхе тут говорят постоянно.
И парадокс вроде бы в том, что ни в "Меловом кресте", ни в "Шпионе", ни в "Жене еврейке" номинально не случается ничего трагичного. Но ты отчего-то сидишь, покрывшись мурашками, и чувствуешь, как твои внутренности формируют маленький водоворот.
А вот "Правосудие" - это рассказ чуточку иного сорта, более смешной, более абсурдный, но, вместе с тем, звучащий, пожалуй, наиболее современно. Я решу так или этак, как прикажут, но я же должен знать, что мне приказано. Если этого не знаешь, так и правосудия больше нет! И когда ты осознаёшь это, понимаешь, что хочешь молиться о том, чтобы никогда не оказаться в суде, никогда не столкнуться с этой системой. Потому что от такого правосудия ты совсем не застрахован.
И теперь о "Нагорной проповеди". Это совершенно иная по тональности сцена по сравнению с предыдущими четырьмя: раньше ещё оставался шанс на какой-то глоток воздуха и свободы, а тут этого уже нет. Смерть, безысходность, финишная прямая. И пастор, выкручиваясь между отчаявшимся умирающим и его сыном, одетым в форму штурмовика, трактует Писание, пытаясь угодить то одному, то второму. И кажется, что выхода из этого кошмара не существует. Просто - нет.
А потом ты видишь, как на экране возникает твоё собственное лицо и лица сидящих рядом с тобой. И голос за кадром читает тебе ту самую Нагорную проповедь. Вы - соль земли. Если же соль потеряет силу, то чем сделаешь ее соленою? Она уже ни к чему не годна, как разве выбросить ее вон на попрание людям. Вы - свет мира. Я не христианка, нет; христианство меня интересует с культурной и исторической точки зрения. Но это пробрало меня настолько сильно, что... выход есть, короче говоря. Выход есть, и этот выход - мы сами.
Я вышла из зала и почувствовала себя чистой. Эмоциональная терапия. И да: я считаю, что это вещь из категории как "читать обязательно", так и "смотреть обязательно".

P.S. Давайте дружно найдём здесь Закари Куинто. Игорь Петров - это же вылитый доктор Тредсон спустя лет 15!

@темы: What I've seen, Домашняя философия, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Изображая рецензента, Молоко и мед, Тиятральное

23:04 

***

Быть, а не казаться.
Я смотрю на то, что я пишу, и мне не нравится то, что я пишу. Куча потёртых черновиков, начатых и не законченных - у меня никогда такого не было.
Если я хотела говорить, я говорила. Я хочу говорить и сейчас, но почему-то не могу. Словно сломался какой-то внутренний ретранслятор, невербальную информацию обращающий в вербальную.
И даже когда дело доходит до проблем, я замыкаюсь. Я разучилась объяснять, почему мне плохо. Даже сюда не получается: белый лист. Вобьёшь пару фраз - и понимаешь, что это неловко, угловато, неправильно, в конце концов. Что-то не то. Не так.
Наверное, проблема в том, что в последнее время я видела слишком много людей, которые выражали мои мысли своими словами. И у них это выходило ровно и гладко. У меня не получится лучше.

И это только верхушка айсберга.
Мне не нравится то, что со мной происходит: с моим телом, моими знаниями, моим восприятием мира. Я не иду вперёд согласно тому плану, который я для себя установила; я топчусь на месте, а временами с болезненной ясностью осознаю, что и вовсе качусь назад.
Потому что я хочу быть другой.
Я хочу стать сильнее, прямолинейнее, смелее; не бояться говорить о том, что я думаю, не взвешивать тщательно каждое слово даже в тех ситуациях, которые этого не требуют. Я хочу стать красивее, светлее, лучше. Я хочу стать умнее, вернуть к жизни своё прилежание, от которого осталось только подобие, и убить лень.
Но прямо сейчас, вместо того, чтобы делать хоть что-нибудь, что поможет мне этого добиться, я сижу и пишу в эту днявочку очередной пустой пост. И у меня есть только я, липкий кусок теста, неотесанная мраморная громадина, и только от меня зависит, смогу ли я измениться, сделать из себя человека, которым я хочу быть - потому что сейчас я так далека, чёрт возьми, я так безнадёжно далека от...

Нет, руки я опускать не буду. Нельзя. Хорошо было бы сесть и проанализировать всё, разложить по полочкам - вдруг полегчает? Но эту слабину, какой бы спасительной она ни была, я себе сейчас позволить не могу.
Я очень хочу вместо "смогу" однажды сказать "смогла".

@темы: Домашняя философия, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Из жизни красных шарфочек, Только зрячие знают, что такое слепота

00:22 

Быть, а не казаться.
Я не знаю, что со мной происходит, но то, что происходит, меня пугает.
Я много и часто смеюсь с близкими, меня слышно на многие десятки метров вперёд, но в своём голосе, своих интонациях, я чувствую всё больше и больше истерики. Истерики, имя которой пожалуйста, увидьте меня, говорите со мной, будьте со мной, не оставляйте, пожалуйстапожалуйстапожалуйста....
Я ничего не боюсь так, как одиночества в толпе.

Жить бы да радоваться - скажут ведь "зажралась" и будут правы. Люди, события, трудоголизм, книги, музыка, фильмы - мне кажется, что я заполняю этим чёрную дыру в себе, которая никак не хочет заполниться, которой всё время мало - хоть весь мир в неё забрось.
Я не знаю, откуда она взялась. Я не знаю, как от неё избавиться. Знаю только, что ощущение проживания какой-то не своей жизни в последнюю неделю вырвалось за все возможные пределы, пересекло все границы.
И меня тоже - пересекло. Рассекло.
И тело - тоже как будто уже не моё. Про мозг и сердце говорить не приходится вовсе.

Мне кажется, я в яме.

@темы: Только зрячие знают, что такое слепота, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?

URL
23:21 

Everything ends

Быть, а не казаться.
Всё заканчивается. К сожалению.
Все сказки подходят к концу. Но у нашей был счастливый конец.
В идеальном мире гордиться своей страной надо независимо от каких-либо параметров, но слишком часто в последнее время происходящее у нас вызывало у меня труднопрошибаемый фейспалм. А сейчас я искренне рада, что нам есть, чем гордиться. Не только прошлым. Настоящим.
Это были невероятные Игры. Ещё никогда, наверное, я не смотрела их с таким остервенением и не болела с такими нервами. И не проливала столько слёз - от огорчения и разочарования, но гораздо, гораздо чаще от радости. И сегодня, когда Мишка задул огонь, я не смогла поверить, что всё закончилось. И разревелась.
Я до сих пор не могу. И правильно, наверное, потому что впереди Паралимпиада. На которую болельщиком едет папа - спасибо управлению округа.

В общем. Спасибо всем, а я пойду и проревусь в коллоидную химию. Олимпиада, мне будет тебя не хватать.


@темы: В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым, Всем восторг, посоны!, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Минимысли, Молоко и мед, Ололо же!, Скопипастчено, Только зрячие знают, что такое слепота

22:45 

lock Доступ к записи ограничен

Быть, а не казаться.
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
22:49 

...

Быть, а не казаться.
Я и подумать не могла, что сейчас весь мой образ мысли сведётся к простому protect me from what I want. Это ещё никогда не было так в яблочко.
Утешает одно: скоро я забью мозг учёбой. В таких вещах ничего не помогает лучше трудоголизма.

@темы: И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Минимысли

URL
00:57 

"В круге первом"

Быть, а не казаться.
Досмотрела я всё-таки эту экранизацию... сессия прервала меня за три серии до конца, и как-то мне всё было не до них. Может, потому, что я предполагала, в каком состоянии буду к моменту финальных титров, и сознательно обрекать себя на такое в период сессии как-то не хотела. А теперь...
Последние двадцать минут я даже не смотрела. Я слушала, уткнувшись в стол и пачку бумажных платочков. Несмотря на то, что Советский Союз развалился ещё до моего рождения, а значит, составить своё мнение о происходившем в то время я могла только по книгам, учебникам истории и рассказам родных и знакомых, эта точка зрения сумела избить меня по больному месту. Я отлично сознаю, что Солженицын был пристрастен - но "В круге первом" режет меня без ножа. Что книга, что эти десять серий.
Я процитирую сама себя из поста с первым книгомобом, но это УДУШЬЕ. Потому что эта тотальная несправедливость без единого проблеска надежды, этот фургон с надписью "Мясо", в котором арестантов везут на этап, эта совершеннейшая беспросветная боль в глазах Володина, эта чистая мужская дружба, которая мне тоже делает больно, но уже по-хорошему - всё это в сумме обращает меня в сгусток нервов, мотающий сопли на кулак. Стоит приплюсовать к этому ещё и то, что при просмотре я была лишена роскоши верить в лучший конец. Я знала, что его не будет, но думала, что готова посмотреть существующему концу в лицо. И, конечно, ошиблась.
Сейчас, став, смею надеяться, на пару лет более зрелым человеком по сравнению с той первокурсницей, что читала "В круге первом" в метро и на лекциях по матану, я начинаю понимать, что история Нержина как главного героя всё-таки должна вселять некоторый оптимизм. Он не изменил себе, он выбрал жуткий, но правильный путь. Он не продался. И морально это делает его гораздо выше Шикина-Мышина и всех прочих. Но в моей системе ценностей это не искупает несправедливости режима, в рамках которого жил и сам Нержин, и его товарищи. И их жёны, конечно... меня, как существо, принадлежащее к слабому полу, история женщин "В круге первом" вообще расстреливает контрольным в голову. Надежда Герасимович, срывающаяся на крик: изобрети им что-нибудь! Спаси меня! Супруга Потапова, пишущая в письме: цыганка нагадала мне, что я умру зимой, и я счастлива; это не жизнь, а каторга. Надя Нержина, свернувшаяся на кровати, потонувшая в горе, немая - оттого, что никому не может рассказать о его причинах... это слишком. Слишком.
Это очень хорошая экранизация - наверное, в первую очередь потому, что к её созданию приложил руку сам Солженицын. Его голос украсил эти десять серий. А подбор актёров - тот и вовсе выше всяких похвал. Едва ли можно было сделать лучше. Пожалуй, я слишком слепо наблюдала за происходящим, чтобы увидеть какие-либо стилистические косяки, так что не буду об этом. Как бы оно ни было, эта история в первую очередь остаётся для меня энциклопедией человеческих судеб, взятых в пределах от искренности и дружбы до лжи и страданий.
Dixi.
Пойду помолчу.

@темы: What I've seen, Домашняя философия, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Сериализм, Только зрячие знают, что такое слепота

01:24 

The Pillowman: дубль 2

Быть, а не казаться.
Извините, простыня-тайм.
Как справедливо заметила бро, я опять шатаюсь по театрам. Вернее, снова. Вернее, по театру - самому моему любимому на данный момент времени МХТ; вроде уже полгода слежу за репертуаром/гоняюсь за билетами/хожу на спектакли, а список всего того, что ещё хочу посмотреть из их репертуара, уменьшается очень медленно. Но сегодня я ходила на "Человека-подушку". Да, второй раз. И имею стойкое подозрение, что это был не последний раз. Потому что... ладно, у меня слишком щепетильное отношение к пьесе и этой постановке, а всё это в совокупности заставляет меня вдохнуть на первых секундах и забыть выдохнуть после того, как падает занавес. Полное погружение. Эти страшные сказки, почти набоковский абсурд первого действия, гениальное музыкальное оформление, вопрос о том, как широко распространяется ответственность творца - это абсолютно моё. Хотя я действительно осознаю, что питать такую привязанность к такого рода вещи - очень спорной вещи - несколько нездорово.
А теперь крошечный оффтоп. Я не понимаю одного: людей, которые не смотрят и даже приблизительно не прикидывают, на что они идут. Все эти "18+" на сайте и на билете должны наводить на мысль. Опять же, лично меня бы задушила жаба идти на спектакль, не зная, о чём он, хотя бы приблизительно, и не ознакомившись с мнениями уже посмотревших. Это далеко не всегда объективно, но о каких-то подводных камнях может сказать. И если тебя сквикает мат со сцены, то, ясен пень, прочитав об этом, нужно сделать соответствующие выводы. Но это идеальная ситуация, а чаще получается, что в антракте до меня доносится бурчание господ моралфагов в стиле "что это за трэш", "хоспаде, давай уйдём" и "нужно ставить классику, а не современную хрень" - а ведь, как правило, видели глазки, что ручки брали. Последний момент меня вымораживает сильнее предыдущих: я не то чтобы культурный либерал и всё такое прочее; современная живопись и скульптура так и остаются за пределами моего понимания, например. Но я, тем не менее, считаю, что всё на свете должно идти в ногу со временем - и культура в том числе. И литература, и кинематограф, и театр. И поэтому я не разделяю мнения, что на сцене старых театров Москвы нельзя ставить современные и экспериментальные пьесы. Можно. И нужно. Традиции остаются традициями, классика классикой, но не надо возводить их в ранг священной коровы и говорить о том, что поставить спектакль по пьесе/книге, написанной менее 50 лет назад, равносильно осквернить старинную сцену.
А теперь вернусь к предмету сабжа.
Второй просмотр всегда предоставляет недюжинные возможности в плане мелочей. В прошлый раз я знала только текст пьесы и хронологию событий; в этот раз я знала ещё и то, как решена та или иная сцена, и позволила себе рассмотреть детали. И поняла, что вопросов у меня стало только больше. В некоторых местах я не согласна с серебренниковской сценографией, но в общем и целом мне зашло. Будь оно иначе, второй раз я бы не пошла.
Ещё я поняла, что пьесу надо однозначно отыскать и прочесть в оригинале. Перевод, в котором читала я, отличается от сценической версии, и момент этой самой версии с "возле того колодца, где мы с Михалом играли в детстве" наводит меня на мысли о косяке. Осталось выяснить, чьём - переводчика или г-на МакДонаха.
И сегодня я поняла, почему первое и второе действие в этом спектакле выглядят так по-разному. Большую часть первого действия зал, в подавляющем большинстве не знакомый с рассказываемой историей, вообще плохо понимает, что происходит на сцене (а на сцене тем временем происходят крики и ругань Ариэла, избиение им же Катуриана и наблюдение Тупольски за всем этим). Дальше, после "писателя и брата писателя" и диалогов между Михалом и Катурианом, всё начинает проясняться, к антракту входя в фазу якобы кристальной ясности. И к этому же моменту начинается некоторый диалог уже с залом: "пожалуйста, позовите кого-нибудь... я хочу сделать чистосердечное признание в убийстве n человек".
А после антракта на сцену выходит Катуриан-Белый, обводит взглядом зал и улыбается. И говорит: надо же, почти никто не ушёл. И мы смеёмся: мостик от сцены к нам установлен окончательно. Сказка о маленьком Иисусе, которую он потом рассказывает, допрос, абсурдный рассказ Тупольски, пострасстрельный монолог - всё это представлено так, что ты чувствуешь себя вовлечённым в процесс. Возникает атмосфера камерности. И те, кто уходят после первого действия, действительно теряют очень многое.
А я... я просто влюблена в тандем четырёх людей, на которых держится эта пьеса. В Ариэле Хориняка всё-таки есть что-то раскольниковское, но его это украшает. На Сосновского же после "Господ Головлёвых" и его пьяненького Владимира Михалыча я посмотрела свежим взглядом: он всё-таки невероятно разноплановый. Ну а Белый и Кравченко... эти люди вообще за гранью. Под конец они были выжаты - и после такой игры я аплодировала стоя. Они опять пронесли весь кошмар и чёрный юмор этой пьесы через себя, они как линзы - отразили его в нас, попутно усилив. Я думаю о том, какой совершенно белый какая ирония был Катуриан, когда услышал, что его брат в соседней комнате, как свело от злобы скулы у Ариэла после "а кто Вас первым поставил на колени", как достоверен был Михал. Как совершенно по-настоящему Белый и Кравченко плакали. Вспоминаю эти дорожки на лице и красные влажные глаза. Чёрт. Для меня это навсегда останется магией - и навсегда же заставит питать нескончаемое уважение.
Мне правда стыдно, что сегодня я, в отличие от прошлого раза, вылетела из дома без наличных денег, уже почти опаздывая, и не купила букет. Два.


@темы: Скопипастчено, Молоко и мед, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Домашняя философия, Всем восторг, посоны!, В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым, What I've seen, Тиятральное

22:41 

Быть, а не казаться.
Ребят, маякните, пожалуйста. Я не знаю, как мы всё это переживём. И персонально: я не знаю, как я всё это переживу.
Извините, это была минутка нытья, а теперь я, сцепив зубы, иду дальше.

Вопрос: Удачи Катюне. Задница в универе кончится. И только пятюни, только хардкор!
1. Много-много удачи Катюне! 
24  (64.86%)
2. Кнопочка ПЫЩЬ 
13  (35.14%)
Всего: 37
Всего проголосовало: 24

@темы: На коленях у Менделеева, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Тяжела и неказиста жизнь органика-ХТОСиста

22:22 

***

Быть, а не казаться.
Однажды,
Сегодня или, может быть, завтра,
В ближайший четверг, через две сотни лет,
Когда самый юный будет безбожно сед,
Когда на горе, наконец, свистнет рак,
Когда станет мудрым последний дурак,
Когда все озёра иссякнут и канут во тьму –
Тогда будет чудо, тогда я, конечно, пойму,
Что у тебя надо мной больше нет и не будет власти:
Не Маргарита я; ты, видишь ли, тоже не Мастер…
Время пройдёт, и тогда, в череде тысяч лиц,
Свитеров, дипломатов, вихрей субатомных частиц,
Я не смогу распознать долгий взгляд твоих глаз,
И голос, всякий раз открывающий во мне новый лаз,
Пробивающий насквозь, будто у сердца картон, не броня,
Своим очень ласковым «Доброго утра, сударыня»,
Больше не сможет мне бархатно горло сдавить,
Оставив с тщедушной улыбкой и острым желанием выть.
Я утешаю себя, говоря: всё пройдёт, всё проходит,
Этот мотив твоих уст пошл, глуп, старомоден.
Эта история нуждается в том, кто создаст хэппи-энд:
Я точно знаю, три слова – I don’t pretend,
И я буду твердить их, как Будда твердил свои сутры,
Вечер ими закончу и начну новое утро,
Даже, быть может, найду в себе силы поверить,
Что я не лгу, не брешу словно сивый мерин…

Это смешно, так смешно, что в рыданиях опять возникает нужда.
Мне кажется, день, когда ты отпустишь меня, не придёт
Никогда.

@темы: "Господь посылает одну хромающую строку", И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Только зрячие знают, что такое слепота

02:00 

The Pillowman

Быть, а не казаться.
Извините, я разговариваю простынями.
Честно говоря, мне жаль чувства предвкушения этого вечера, с которым я, так или иначе, жила последние полтора месяца. Я ждала, ох как я ждала, и теперь, когда всё закончилось, мне хочется свернуться калачиком и вернуться обратно, отмотать время на пять-шесть часов назад и пережить всё заново. Зато мне совершенно не хочется как-то излишне философствовать (я сделаю это в другой раз) или изображать из себя эдакого хипста-театрала (чего нет, того нет; я так, любитель с претензией на интеллектуальность). Мне просто, ядрёна кочерыжка, вынули всю душу, а обратно положить забыли. Я знала, что полюблю этот спектакль, ещё когда покупала билеты - и не ошиблась.
Хотя я обожаю хорошую литературу в принципе, есть у меня слабость к тяжёлым книгам и непростым фильмам, потому что я люблю то, что почти кинк на грани сквика, то, что заставляет переворачивать самого себя и много думать. Речь не про физиологичность, а про душевные, нравственные, эмоциональные метания и решения сложных вопросов. "Человек-подушка" - из этой же оперы.
Это как с шипперством моей АХС-ОТПшечки, Оливер/Ланы: я понимаю мозгом, что это неправильно, даже больше - что это пиздец как неправильно, но ничего не могу поделать с собой, своими чувствами и переживаниями. То же самое и с "Человеком-подушкой". Это насквозь больная вещь, но я её всё-таки люблю. Необъяснимо люблю. Она делает мне больно - а я всё равно её люблю. Потому что она нажимает на какие-то педальки, дёргает за какие-то струнки, от которых меня (пусть это прозвучит самонадеянно), как человека, который тоже не может не писать, выворачивает наизнанку. "Что за мазохизм?" - можно спросить и быть правым. А вот такой вот мазохизм. Моральный. Мне нравится.
Не хочу каких-то клишированных фраз о бескомпромиссности, скандальности и тому подобном. Приверженцам классического театра, моралфагам, нежным фиялкам и религиозным фанатикам путь заказан. Всем остальным - открыт. Тут есть, над чем думать, и я думаю до сих пор. Потому что я вижу больше, чем одни религиозные аллюзии, детские смерти и ручейки крови, и слышу больше, чем просто мат и страшные крики. Если уж на то пошло, тут страшен каждый звук - просто потому, что он утрирован до безобразия; музыкальное оформление в этом плане просто выше всяких похвал.
Это бенефис четырёх актёров. Сергей Сосновский; его Тупольски вышел вредным, жёстким и ставящим интересы следствия выше интересов жертв. Словом, как раз таким, каким и должен быть. Очень показателен его финал, наглядно продемонстрировавший, в ком же из всех четырёх в итоге оказалось больше всего дерьма. Виктор Хориняк - садист Ариэл; чёрт, мне жаль, что с этой роли ушёл Чурсин, я видела отрывки с ним - его Ариэл гораздо глубже. Однако Хориняк чем-то напомнил мне Джокера и в конце всё же заставил сопереживать. Хотя заёбанное прошлое его персонажа и не является универсальной индульгенцией перед его заёбанным настоящим, я не могу не уловить зерно логики в его принципах.
Наконец, Алексей Кравченко. Он открылся от меня с совершенно новой стороны. Я всегда относилась к нему как к "типичному спецназовцу", а тут... тряхнуло меня знатно. Взрослый мужик с сознанием малого ребёнка, потерявшего всякие нравственные ориентиры и заблудившегося среди детской жестокости и взрослой порочности - это реально жутко. Особенно когда так. Особенно когда в самом конце он сидит и плачет - да так, что с трудом выговаривает, практически выдыхает свои реплики, а на щеках его блестят мокрые дорожки. Я не знаю, как он это делает, но то, что он здесь делает, пробирает до костей. И, конечно, Анатолий Белый. Моя пристрастность и дюжая симпатия тут ни при чём, просто он настолько Катуриан, что у меня не хватает воздуха. Тысячи граней братской любви, боли, ярости, иронии, творческой страсти и творческого же безумия, жертвенности, вкрадчивости убедительного сказочника и почти отцовской ответственности - и всё это на лице, в глазах, в малейших движениях и изменениях интонации, в надрыве, от которого задыхаешься ты сама... он почти адвокат для своего персонажа, и в конце мне захотелось встать и проорать, что это несправедливо, неправильно, что так не должно быть - и всё это при том, что Катуриан до сих пор остаётся для меня очень неоднозначным героем. Мне хочется сказать ещё тонну лестных эпитетов в сторону игры Белого, которая местами просто на грани как моральной, так и физической его целостности, но я воздержусь.
И как символично, однако, что он играет и Мастера, и Катуриана - до меня только сегодня дошло, сколько между ними общего.
Магия первого ряда сыграла свою роль, конечно. Но когда видишь актёров так близко, что кажется, будто руку протяни - и сам окажешься соучастником процесса, всё выглядит чуточку иначе. И я понимаю, почему этот спектакль идёт раз в два месяца. Это настолько изматывающая морально вещь, что её нельзя давать чаще. Давящие на нервы крики, гуляющие желваки, слёзы, красные глаза и слёзы, которые текут по лицам у взрослых мужиков, их дрожащие руки - всё это измочаливает.
Гадкое впечатление, правда, оставил зал, который смеялся там, где смешно не было (особенно отличилась сидевшая рядом со мной девушка), например, в сцене, где Тупольски рассказывает Катуриану историю собственного авторства. Местами она абсурдна, да, но я смотрела на Белого, который нервно и горько усмехался, и думала, кто же это усмехается: персонаж Катуриан или актёр Белый, не понимающий, почему люди смеются на этом моменте.
Но всё остальное... всё остальное перекрывает этот недостаток с лихвой. И гордость за мой маленький Рубикон: впервые решилась подарить цветы. Всё-таки когда даришь букет и получаешь своё персональное доброе слово, улыбку, благодарность - хотя казалось бы, благодарю-то я за эти часы, унёсшие меня в другую вселенную - это невероятно здорово.
Тем не менее, я всё ещё хочу назад. Вот к этим людям.

@темы: Молоко и мед, Тиятральное, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Домашняя философия, Всем восторг, посоны!, What I've seen, Только зрячие знают, что такое слепота

21:38 

***

Быть, а не казаться.
URL

Papier kann so geduldig sein

главная