Записи с темой: what i've seen (список заголовков)
14:38 

"Крик лангусты"

Быть, а не казаться.
Мой уровень знаний о Саре Бернар, в общем-то, ограничен тем фактом, что жила-была такая великая французская актриса, Гамлета как-то сыграла... ну и всё. Поэтому "Крик лангусты", поставленный по пьесе Джона Маррелла "Смех лангусты" (как и в случае с "Любовь. Письма", такое изменение я считаю несомненно более удачным по сравнению с оригиналом), стал для меня спектаклем в первую очередь образовательным. Это история Сары Бернар на закате её жизни. Путешествие в её прошлое, в котором она была блестящей актрисой - а ещё несчастной дочерью, так себе матерью и одинокой любовницей. Это её исповедь - исповедь женщины, у которой вся жизнь была театром, и в жизни не было ничего, кроме театра.
Михаил Цитриняк поставил тонкий, чрезвычайно изящный спектакль, полный того шарма, что ассоциируется с французской Ривьерой. Он красив без избыточности и музыкален. Он предельно воздушен, но повествует о самых что ни на есть земных вещах: молодости и старости, страсти, гневе, людских несчастьях и радостях. Их на сцене всего двое, Сара Бернар и её секретарь Жорж Питу, и в диалогах они вдвоём заново проживают её жизнь, позволяя подсмотреть за этим. К слову, удивительно, до чего естественно в пространстве сцены сосуществуют Юлия Рутберг и Андрей Ильин: я редко вижу актёрские дуэты, где двое настолько бы дополняли друг друга. Это как танец, в котором нет ведущего и нет ведомого, а есть только грация двух совершенно равных людей.
Сара, ныне дряхлая старуха, играет с секретарём в игру, заставляя того примерять маски различных людей из её прошлого: её матери, её врача, её импрессарио. Она - актриса до мозга костей, и только играя, только воображая себе сцену и звук аплодисментов, она преображается и вспоминает всё по-настоящему. Она называет себя "старой ящерицей", но в этой циничной сухости и нетерпимости к себе и зачастую другим столько внутренней силы, что невольно задерживаешь дыхание.
Юлия Рутберг играет человека, который прежде всего остаётся женщиной до кончиков пальцев - женщиной, сознающей свою непривлекательность и физическое несовершенство. "У моей сестры был нос как нос, губы как губы. У меня были только глаза. Всё остальное мне пришлось придумать. С нуля". Она прямолинейна и капризна, как многие старухи, нарочито театральна, как любая стареющая актриса, но во всём этом умудряется оставаться подвижной и настоящей. В искалеченном после несчастного случая теле живёт могучий и грозный дух, и Рутберг выпускает его на волю. Однако главное, на мой взгляд, сокровище этого спектакля - не Рутберг, а Андрей Ильин. Он, неловкий секретарь в очках, по воле своей хозяйки перестаёт быть одним человеком и примеряет десятки лиц. Жеманные нотки в голосе - перед тобой Юдифь Бернар, великосветская куртизанка; печальный, умудрённый аристократизм, не лишённый природной иронии - это Оскар Уайльд. Ильин каждого из предложенных ему персонажей делает узнаваемым и своеобразным, но его лучшим героем, конечно, остаётся сам Питу. Питу, уставший от взбалмошной Сары и её подколок, но всё равно испытывающий к ней трогательную привязанность, готовый защищать её, опекать, выносить её чудачества. Меня вообще, если честно, ужасно трогают такие отношения слуги и хозяина, когда на смену сугубо денежным взаимоотношениям приходит подлинная взаимная любовь и верность. То, что происходит между Питу и Бернар - именно этой природы.
"Крик лангусты" - не драма, не комедия и даже не что-то между этими двумя крайностями. Всё печальное в этом спектакле заставляет переживать, но не доводит до слёз; всё весёлое вызывает улыбку, но не гомерический смех. Эта постановка, эта пьеса - они обе со скрытой нежностью, которая (теперь - никаких сомнений) была и в самой Саре Бернар. Да, это крик, но крик не боли. Он скорее похож на очищающий голос булгаковского Мастера: свободен! Вернее, свободна.
Теперь хочется прочесть её мемуары. Даже на французском, чтобы ничего не понять, но просто услышать, как красиво он может звучать. В самом начале спектакля Рутберг-Бернар говорит по-французски, гортанно выводя согласные - и это звучит волшебно. Как заклинание из далёких времён.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, What I've seen

21:07 

"Любовь. Письма"

Быть, а не казаться.
Когда идёшь на спектакль по пьесе, имеющей название "Любовные письма", не без оснований ожидаешь некоторого избытка мелодрамы. Причём мелодрамы простой и прямолинейной, ничем не усложнённой. Той самой, из разряда "они любили друг друга всю жизнь, но бежали от этого и страдали". Сколько всего было снято, написано и поставлено на эту тему - не перечесть. И я бы не сказала, что "Любовь. Письма" (это название кажется мне всё-таки куда более строгим, удачным и не затасканным, чем в случае пьесы Альберта Гурнея) - это самое правильное и полнокровное, что я видела на тему любви со сложностями. Но своего обаяния и искренности ни у текста, ни у спектакля не отнять.
Юлия Меньшова поставила бенефисный спектакль для своих родителей. В общем-то, на "Любовь. Письма" нужно идти, держа в голове именно этот факт: постановка - в первую очередь бенефис двух замечательных и любимых актёров, а уже потом - всё остальное. Вера Алентова играет свою героиню, Мелиссу, как взбалмошную девчонку, острую на язык, острую в восприятии; Энди Владимира Меньшова, напротив, куда более степенный и спокойный и тем самым уравновешивает Мелиссу. Они абсолютно разные по характеру, но что-то удерживает их вместе, невзирая на годы, расстояния и других людей рядом. Это что-то - вязь писем, которые они пишут друг другу. Мелисса не любит этого, а вот Энди написанием писем живёт и в какой-то момент говорит: я должен их писать, и я буду это делать - не тебе, так кому-то другому... в итоге, чётко следуя букве заголовка, все без малого два часа на сцене практически ничего не происходит - только разговор, только озвучивание писем. Это театр текста. О всех событиях в жизни героев будет сказано, где-то прямо, а где-то между строк, но ничто не будет показано.
Сцена окаймлена огромным стеллажом, заполненным различными мальчишечьими и девчачьими атрибутами: потрет любимого пса в рамке, старый велосипед, огромная фарфоровая кукла, платьица в стилистике шестидесятых, огромный резиновый мяч, игрушечный паровоз, который даже может кататься, и бог весть что ещё. Рассматривать всё это богатство - отдельное удовольствие. Но все эти вещи собраны здесь не просто так, они имеют отношение к тому или иному письму Энди и Мелиссы. Спасибо за японскую вазу, пишет Мелисса - и полка с вазой подсвечивается. Спасибо за расписанный поднос, пишет Энди - и с подносом происходит то же самое. Я думаю, что наличие этих мелочей - самый важный индикатор того, что спектакль создавался с любовью, потому что найти их все в тексте - занятие явно непростое. Каждая из этих вещиц что-то говорит о героях, и оттого вся их жизнь, которую ты прослеживаешь с детства и до самой старости, выглядит, как бы это ни звучало, живой. Перед тобой не два абстрактных человека, созданных волей драматурга и режиссёра. Перед тобой две чрезвычайно объёмных личности с предысторией, со своими желаниями, слабостями и мотивами в поступках. И вот это - самое ценное что в тексте, что в спектакле.
"Любовь. Письма" - вещь весьма предсказуемая во всех своих проявлениях, но она не перестаёт от этого быть знакомой и какой-то родной. Даже несмотря на то, что ты всё это уже где-то слышал и видел; даже несмотря на то, что перед тобой герои другого поколения, другой страны и другого социального статуса. Пьеса предельно воплощает собой реальную жизнь, и, как и в реальности, в неё сложно, если не невозможно, добавить что-то новое и никем ранее не испытанное. Владимир Меньшов и Вера Алентова и привносят в своих героях что-то явно прожитое, из собственной истории - во взгляды, в интонации, в молчание. И именно благодаря им спектакль становится таким дышащим, человечным - и трогательным. Мужчинам здесь, наверное, будет скучно, но я бы сказала, что "Любовь. Письма" стоит смотреть независимо от гендерной принадлежности. Потому что вспоминать о чувствах и необходимости их испытывать важно всем - и нашим, и вашим.


@темы: What I've seen, Тиятральное

00:55 

La La Land

Быть, а не казаться.
Вот perky Cole писала, что после просмотра "Ла Ла Лэнда" их накормили тортом. Я посмеялась про себя, но сегодня сполна осознала всю дивную мудрость этого жеста применительно именно к этому фильму.
Мы с Димой вышли из "Звезды", я молчала всю дорогу до метро, а потом, уже в вагоне, сказала ему, что мне нужен торт. Скорее всего, даже не один. Один перорально, один внутривенно и ещё такой, чтобы обмазаться им всем полностью. Тут, после финала и ещё некоторых моментов фильма, необходим глюкозный десант уровня булочек из Синнабона, ну, тех самых, которые одним запахом ввергают в гипергликемическую кому. Не проблема, ответил Дима, пошли искать ночную кондитерскую.
Мы обошлись без кондитерской, но я нашла дома остатки шоколадки и в данный момент употребляю её вместе с чаем, набирая этот пост. И... у меня так много слов сейчас, но я так мало могу сказать, что это даже обидно. Я бы хотела тут выдать что-нибудь конструктивное - про отличные (душевные!) актёрские работы, про то, как снят город (камера всегда смотрит либо сверху, либо наверх - это тоже о мечте, которая рвётся к звёздам), - но теряюсь в догадках, как это сделать, ибо я сейчас представляю собой сгусток эмоций и ничего кроме. Возможно, мне стоит просто запостить картинку с котиком в луже слёз и уйти отсюда, кто знает.

На такие фильмы как "Ла Ла Лэнд" идёшь всегда немножечко с опаской, затаив дыхание: а вдруг ошибаются все, кто обласкал этот фильм, и ты, со своим дурацким ожиданием, тоже ошибаешься? Вдруг чудо не случится, магия кино не произойдёт?
А вот нет. Я влюбилась в это кино с первой секунды. Эта типичная голливудская история в типично голливудском жанре показана такими большими глазами, рассказана таким громким голосом, что являет собой исключительно авторское, совершенно удивительное и цельное, продуманное, восхитительное даже в мелочах видение.
Когда я писала про мхатовскую "Гордость и предубеждение", я говорила, в чём моя проблема в отношении мюзиклов: в том, что смысл и важные куски текста в них часто теряются в угоду удачной музыкальной композиции, порой акцентирующей внимание на чём-то довольно незначительном. "Ла Ла Лэнд" оказался прекрасен (спойлер: всем) не в последнюю очередь тем, что музыкальных номеров в нём не очень много, а сосредоточены они преимущественно в первой части фильма. О важном здесь поют, об очень важном - говорят, но о самом-самом важном рассказывают невербально: музыкой, танцем, взглядом - чем угодно, кроме слов. Песни - средство, а не самоцель. И от этого ещё чуть более красноречивым становится монолог Себастьяна о том, как родился джаз - как средство договориться между теми, кто не мог сделать это с помощью речи. Музыка объединяет, как объединяет искусство, надежда, мечта. "Ла Ла Лэнд" - гимн мечте, ода любви к Лос-Анджелесу и просто кино, которое соткано из красок, любви, света и мелодий. Это самое прекрасное, музыкальное и нежное, что кинематограф дал за последние годы и, вероятно, сможет дать в ближайшее время. Я искренне восхищена Дэмьеном Шазеллом: "Ла Ла Лэнд" показывает, что "Одержимость" была чем-то большим, чем разовой акцией создания чрезвычайно талантливого фильма. Потому что он снова снял потрясающее, эмоциональное и фантастически красивое кино. Я не могу передать вам эту красоту; мне кажется, каждую секунду этого фильма где-то смахивает слезу умиления один Уэс Андерсон, потому что цветовая гамма, композиция кадра - всё это так в его духе, но при этом так самобытно, что сердце говорит "тук-тук, моя остановочка".
Вообще, если уж говорить начистоту, "Ла Ла Лэнд" несколько раз сделал мне очень больно (я не просто так тут рассказывала про торт), и я всерьёз опасалась, что когда в зале включится свет, я буду сидеть с потёкшей тушью на щеках. Всё это - невзирая на то, что примерно две трети от двух часов, что идёт фильм, я сидела с широчайшей и совершенно счастливой улыбкой. Одно совсем не мешает другому, и я до сих пор очень счастлива, что в моей жизни и в моём сегодняшнем вечере случился "Ла Ла Лэнд". Тут дело даже не столько в романтической линии фильма, хотя и куда без неё, сколько в других вещах, которые отзываются во мне (особенно с учётом того, что я писала парой постов ранее). Вот эта боязнь непризнанности, и необходимость мечтать, и страх, который появляется после того, когда перед тобой с треском захлопывают миллионную дверь... я не хотела бы говорить громких слов о себе в контексте "Ла Ла Лэнда", но диалог Миа и Себастьяна возле её дома - это то, что Шазелл снял, кажется, специально для меня. Это как удариться больным местом, которое не видел, и взвыть; как зацепиться мизинцем об угол стола.
Это посвящение всем мечтателям, в самом деле. Тут на помощь приходит Иван Вырыпаев со своей последней пьесой, говоря: мечты - это наша работа, и мы должны делать её хорошо. Герои Гослинга и Стоун работают в этом направлении: с самоотдачей, от всего сердца, спотыкаясь и вновь помогая друг другу подняться, чтобы посмотреть в усыпанное звёздами небо. И они делают это так хорошо, что именно от этого временами становится невыносимо тяжело и прекрасно одновременно.
Я вся в любви к Шазеллу, Гослингу, Стоун и "Ла Ла Лэнду" сейчас. В грустной такой, светлой, всеобъемлющей любви.
Посмотрите "Ла Ла Лэнд", пожалуйста. А я пошла на тумблер, разбивать себе сердце ещё раз. City of stars, are you shining just for me?


@темы: What I've seen, Всем восторг, посоны!, Кино-воображариум

20:10 

Дореволюционный Советчик

Быть, а не казаться.
Второй день рассыпаю сердешшшшки во все стороны всякий раз, как речь заходит про Советчика. Отличный концерт: атмосферненько, талантливо, с душой, на московских сияющих улицах мы рождены пребывать в ажуре и всё такое. Судя по частоте смены костюмов Примой и Графом, у группы есть под реквизит отдельная бричка, не меньше.
Отдельного абзаца заслуживает публика. Настолько разношерстных персонажей в одно место в одно время я уже давно не видела. Тут и завсегдатаи подобных мероприятий с крашеными во все цвета радуги волосами, и не очень трезвые дамы в лифчиках на босу грудь, и немолодая почтенная пара, которая в перерыве что-то очень радостно и живо обсуждала. Колоритно, короче говоря.
Хожу вот теперь и, периодически выпадая из эмоционального анабиоза, мурлыкаю про сударя с котофеем и "а ей нужен марксист с бомбой и в армяке".


@темы: Всем восторг, посоны!, В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым, What I've seen, "Это саундтрек к нашей жизни"

12:12 

"Епифанские шлюзы"

Быть, а не казаться.
Наверное, я не совру, если скажу, что у большинства, как и у меня, знакомство с Андреем Платоновым началось с "Котлована" и им же закончилось. Платонов, мне кажется, это такой русский Фолкнер: жутко неудобный для чтения писатель, который, тем не менее, просто не мог писать по-другому, потому что талант вёл его, а не наоборот. И всё это превращает вопрос "как играть Платонова на театральной сцене" в несколько, на мой взгляд, риторический. Ну, в самом деле - как, если его и читаешь-то с трудом?
Марина Станиславовна снова поставила вещь, которую невозможно поставить. Здесь снова много народной музыки (спасибо Алёне Хованской) и прекрасно прочитанного и осознанного текста. И в случае с "Епифанскими шлюзами" она сделала даже больше: её спектакль - не просто постановка "по мотивам", не перевод повести на сценический язык. Это исследование творчества Платонова, его личности, этого текста в контексте его жизни - и, наконец, поиск ответа на извечный вопрос "для чего мы всё это читаем и изучаем?". Она облекла спектакль в чертовски умную, если не гениальную, нет, не побоюсь этого слова, форму: она взяла выпускников 15-16 годов и перенесла действие на урок литературы. Спектакль раскачивается долго, весело и шумно: школьники на сцене едят бананы, выясняют отношения, фривольничают на занятиях (несомненно, почва, то есть строгость учителя, уже прощупана, и вердикт вынесен: буянить можно, но в меру)... а потом, в какой-то неуловимый момент, герои Брусникиной сплетаются с героями Платонова, одна реальность сменяется на другую, и грани смываются. На смену прологу имени двадцать первого века и ключевым вопросам, выведенным мелом на доске, приходит непосредственно текст повести.
Спектакли в Табакерке на Чаплыгина в силу тесноты и крохотности зала подрывают собой идею четвёртой стены между артистом и зрителем и легко ломают её. "Кто читал "Епифанские шлюзы?" - спрашивает Иван Шибанов у своих коллег-школьников, а потом задаёт этот же вопрос залу. И из недр памяти, ведомое висящей тишиной и маленькой полуулыбкой Шибанова, всплывает ощущение себя как на уроке (пять, десять, двадцать, тридцать лет назад), к которому не подготовился - лёгкое чувство стыда щекочет пятки.
Где-то на днях мне попался на глаза чей-то крик души: если театр отражает жизнь своих современников, то неужели мы живём в таком говне, соответствующем всему тому, что идёт на современных площадках? Крик души, в общем-то, имеет право на жизнь, но... почему сразу говно-то? И на что эти нападки - на качество жизни, качество театра или всё это вместе? Я вспомнила об этом, строча данный пост, потому что "Епифанские шлюзы" Марины Брусникиной - вполне достойный ответ на заданный вопрос. Во-первых, это отличный, талантливый, смешной и грустный спектакль. Во-вторых - это портрет жизни современной молодёжи 16-17 лет. Да, со всеми этими шутками на грани фола, непослушанием, извечными джинсами, наушниками и зажатым в руках смартфоном. Это тоже смешно и грустно. Но это о нас. О нас современных на фоне нас прошлых. О нас-русских на фоне нас-иностранцев. Где Платонов вводит главного героя-иностранца, чтобы с помощью него подчеркнуть национальные черты русского характера, борьба с которыми - ни что иное как Сизифов труд, там Марина Брусникина вводит главного героя-учителя в среду подростков, чтобы показать: попытка вложить знания в детские головы - труд не меньший, но порой ещё более неблагодарный. Но когда это всё-таки получается сделать...
Пока ты чувствуешь, пока ты сопереживаешь и учишься, и меняешься вместе с этими героями-школьниками - можно ли говорить о том, что мы - это потерянное человечество? Справедливо ли это? Я думаю, что нет. Я думаю, что стремление думать о себе и о людях в целом хуже, чем мы есть на самом деле - дань моде. В нас есть свет; не во всех, но есть. Свет любви. Свет знания. В ком-то он потухнет, как горящий бумажный кораблик в ведре с водой, и начнёт чадить дымом. А в ком-то - разгорится и осветит целый зал; Николай Симонов был художником и "Шлюзов", и "Человека-подушки", и это горящее ведро было у него в обоих спектаклях.
На этой обнадёживающей ноте и завершу последний театральный пост года.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, What I've seen

01:03 

"Евгений Онегин"

Быть, а не казаться.
Моё отношение к театру Вахтангова описывается восторгом достаточно сдержанным, потому что... ну, во-первых, театр сам по себе достаточно мрачный (начиная оформлением сайта и заканчивая оформлением афиш), а во-вторых - с приходом Римаса Туминаса превратился в царство имени самого Туминаса. Безусловно, он вытащил театр из стагнации и заставил его звучать, и в этом его огромная заслуга. Но вместе с этим его присутствие чувствуется в каждом спектакле - даже в том, к постановке которого он не имел никакого отношения. Это не хорошо и не плохо; это просто не совсем по вкусу лично мне.
Впрочем, данный текст не про моё отношение к Туминасу, а про его "Евгения Онегина", так что перейду-ка я к нему.
Это, пожалуй, самый театральный спектакль на моей памяти. Ну или, во всяком случае, один из. В это понятие я вкладываю мысль о том, что всё в спектакле направлено на метафоричность и красоту, которая идёт несколько вразрез с реальной жизнью. Музыка, сценография, свет, звук, каждое движение каждого актёра, балетный пафос - всё выверено, всё чётко, всё чуть-чуть... избыточно. Понятное дело, что когда речь идёт о постановке произведений, давно и прочно вошедших в фонд мировой классики, она заходит на почву режиссёрского театра. На первый план выходят не перипетии сюжета, ведь их и так все знают, и неожиданными поворотами уже никого не удивишь, а режиссёрское видение истории. У Туминаса оно есть. "Евгений Онегин" поставлен жёстко, мощно - мощнейше! - и с обоснованием большей части решений. Я просто, наверное, не с каждым из них согласна. Есть вещи потрясающе удачные: образ Ольги, хохотушки со звонким голоском, легкомысленными кудряшками и баяном на груди, медведь из сна Татьяны, который превращается сначала в плюшевого медвежонка, которого ей преподносит Ленский, а в финале спектакля - в огромное чучело, с которым кружит по сцене девочка в белом. Наконец, существование на сцене двух Онегиных (и двух Ленских), один из которых - надменный молодой франт, который считает, что всё понял про эту жизнь, а второй - убелённый сединой мужчина, который действительно всё понял - это тоже восхитительно. К тому же Виктор Добронравов и Сергей Маковецкий играют своих Онегиных так точно, что никаких вопросов к ним не возникает: Добронравов был рождён для этого холёного лоска и высоко задранного подбородка, а в перерастающей в крик фразе Маковецкого "любите самого себя", которой он заканчивает первое действие, столько отчаяния и зла... и вот на фоне этого, на фоне блистательных Онегиных, Ленских, старушки-няни (потрясающая Людмила Максакова!) и всех остальных у спектакля есть один крупный недостаток. И это, к сожалению, Татьяна.
Я видела Евгению Крегжде в "Бесах" Любимова и могу уверенно сказать, что это не она так бездарно играет Татьяну: я скорее поверю в то, что Туминас заставляет её существовать в спектакле именно таким образом. Правда, зачем - я понять не могу. Её Татьяна хороша ровно до того момента, пока не открывает рот; а вот когда открывает, хочется закрыть уши и начать молиться, чтобы это поскорее кончилось. Собственно, второе действие гораздо удачнее первого ещё и потому, что Татьяна в нём преимущественно молчит.
Конечно, Татьяна Ларина - это огромная ответственность для актрисы, и не в последнюю очередь потому, что у каждого при чтении "Евгения Онегина" складывается свой образ Татьяны, и угодить абсолютно всем невозможно. Но зачем делать из любимой пушкинской героини, бури страстей в которой всегда имели скорее внутреннее, чем внешнее проявление, скачущую по сцене горным козликом девицу, каждую трогательную реплику превращающую в сюсюкающий фарс?.. Главное разочарование - это, конечно, письмо Татьяны. Короткий перевод письма с французского Онегиным-Маковецким был отличным ироничным ходом, и мы с мамой было подумали, что вот, вот оно, так и надо! Оставьте, не читайте письмо целиком! Но Крегжде его всё же прочла, и это было удручающе.
"Евгений Онегин" умопомрачительно красив, красив строгой, стерильной, холодной красотой. Каждая сцена в любой момент времени - это готовая открытка: гибель Ленского, решённая так впечатляюще, что захватывает дух, именины Татьяны, замужество Ольги... Но если прелесть человеческого лица в его асимметрии, то спектакль Туминаса - это лицо, воплощающее собой золотое сечение, которое лепили искусственно, руководствуясь математикой и логикой. Оно совершенно - и потому иногда кажется неживым. А ещё этот "Евгений Онегин" местами затянут: он хорош тем, что представляет собой не дословный пересказ романа, а, скорее, прочтение между строк, в нём множество моментов, решённых без слов, но почти все их можно было сократить процентов на 40 без потери смысла и контекста.
Короче говоря, я не могу сказать, что спектакль мне понравился, но и что не понравился - тоже не могу. А вот что зацепил меня, что я думаю о нём - это безусловно. Сложное послевкусие, редкое - признак талантливой и качественной работы. Римас Туминас, бесспорно, мастер.


@темы: Тиятральное, What I've seen

22:16 

Культпост-2016

Быть, а не казаться.
Фильмы:
1-20
21-40
41-60
61. Капитан Фантастик (М. Росс, 2016)
62. Мертвец (Д. Джармуш, 1995)
63. Тринадцать друзей Оушена (С. Содерберг, 2007)
64. Джой (Д. О. Расселл, 2015) :heart:
65. Это всего лишь конец света (К. Долан, 2016)
66. Отель "Мэриголд": лучший из экзотических (Д. Мэдден, 2011)
67. Я, Дэниел Блейк (К. Лоуч, 2016) :heart:
68. Фантастические твари и где они обитают (2016, Д. Йетс)
69. Дама пик (2016, П. Лунгин) :heart:
70. Изгой-Один (Г. Эдвардс, 2016) :heart:
71. Пассажиры (М. Тильдум, 2016)

Сериалы:
Просмотрено:
American Horror Story: Hotel
Peaky Blinders - 1-3 seasons :heart:
Breaking Bad - 1-4 сезоны :heart:
А Young Doctor's Notebook
Marvel's Jessica Jones
The Big Bang Theory - 7-8 сезоны :heart:
Gravity Falls - 1-2 сезоны :heart:
Black Mirror - 3rd season :heart: здравствуйте, вы не хотите поговорить о пророке господа нашего Чарли Брукере?
Westworld - 1st season :heart:
The Young Pope - 1st season :heart:
Холистическое детективное агентство Дирка Джентли - 1 сезон :heart:

В процессе:
Doctor Who - 9th season :heart:
Breaking Bad - 5 сезон

Мероприятия:
1-20
21-40
41-60
61. 2 декабря, "Обращение в слух", спектакль театра "Сфера"
62. 15 декабря, "Лёха", спектакль МХТ им. Чехова
63. 17 декабря, "Бунтари", спектакль МХТ им. Чехова второй просмотр
64. 21 декабря, "Механика любви", спектакль МХТ им. Чехова
65. 23 декабря, New Year Vienna Gala. Венский оркестр Иоганна Штрауса
66. 26 декабря, "Евгений Онегин", спектакль театра им. Е. Вахтангова
67. 27 декабря, "Епифанские шлюзы", спектакль театра п/р О. Табакова
запись создана: 04.01.2016 в 21:27

@темы: Тиятральное, Сериализм, Кино-воображариум, What I've seen

13:18 

"Механика любви"

Быть, а не казаться.
РОБОТ. Назовите отметку независимость. От 1 до 10.
ЛЕРА. Не знаю. 8. Мы вот очень зависим от мужчин. Вот он проснулся, ты проснулась и начинается. Каким тоном сказал «доброе утро», посмотрел ли на тебя, сколько часов прошло прежде, чем прикоснулся первый раз, и если не прикоснулся, то по какой причине. Если в голосе холодность, откуда она взялась и стала ли ты причиной этой холодности. И так целый день. Концентрация на его образе. Получение сигналов и попытка считать их, чтобы угодить, исправить, заслужить любовь.
Слушайте, а нельзя сделать какую-то операцию у вас, чтобы убрать это? Чтобы избавиться от этой зависимости, чтобы тебе было не то, чтобы плевать, а просто по-хорошему все равно? Потому что ожидание и вечное несоответствие того, что ты хотела бы и того, что он делает – изматывает. И ты начинаешь ненавидеть его. Хотя еще совсем недавно любила. И все вокруг начинает разрушаться.
Поэтому я и пришла. Может быть, ваша услуга сможет что-то улучшить – совместную жизнь, например. И, если женщина против изменений того же отношения к ней, может быть ей и нужен робот? Он будет каждый день любить ее, каждый день одинаково сильно обнимать и хотеть, каждый день оказывать знаки внимания и говорить приятные вещи. Может быть это то, что сделает женщин счастливыми, если только они забудут, что это все не по-настоящему. Хотя, что в этом мире по-настоящему. Если ты веришь полученной клятве, что тебя будут любить вечно, а через два года тебя уже перестают целовать и видят все-все-все недостатки, хотя раньше замечали только хорошие вещи, разве это по-настоящему? И может то, что вы предлагаете – единственный выход?
Человек не может жить в обществе и быть свободным от него.
Жить в отношениях невозможно. Жить без отношений невозможно.
Тогда может надо просто заказывать их, получать партнера, как услугу?


Я не знаю, что бы такое написать о "Механике любви", что не скатилось бы в банальность, приправленнную розовым сиропом. Я искренне этого не знаю, поэтому попробую спеть о том, о чём вижу.
Я очень часто говорю эти слова применимо к спектаклям, но "Механика любви" - ещё одна очень женская постановка. Кусок пьесы, который я повесила выше - квинтэссенция всего, о чём говорит эта история, всего такого наивного, женского и ещё раз женского. Любая из нас, кто была в отношениях, зародившихся на основе чувств, а не расчёта, хоть раз пересчитывала в голове эти мысли: разлюбил? что я сделала не так? почему молчит? Мне всегда было очень стыдно за эти мысли и тупые переживания на ровном месте, потому что глубоко внутри в подобных случаях я понимаю: я просто себя накручиваю. Но это, наверное, не только мой личный косяк. Это то, что наследуется вместе с полом. Мы переживаем по пустякам, и имя нам - легион.
"Хуманитас Инжиринг" Марии Зелинской - пьеса остроумная и очень точная. Зелинская отлично знает то, о чём пишет, и при всей очевидности подаваемой тематики (ну серьёзно, кто из нас хоть раз в минуты душевных кризисов не мечтал о партнёре, который бы _во всём_ вёл себя так, как нам этого хочется?) упрекнуть её в этой самой очевидности не хочется. Сгореть в какие-то моменты от стыда хочется, а вот упрёки раздавать - нет. Впрочем, что мне в самой пьесе не нравится и нравится одновременно - это то, что обе её героини в итоге выполняют роль функций. С одной стороны, в такой точке зрения есть смысл, потому что с неё отлично видна вся та пропасть, которая возникает после слов "ты идеальная для меня, но я тебя не люблю". А с другой... ну, некоторая неравноценность повествования возникает.
Юрий Кравец гениально ставит лёгкие комедии со смыслом: что "Телефон доверия", что "Механика любви", идущие в супер-камерном пространстве Новой сцены говорят о серьёзных вещах изящно и просто, в конце оставляя тебя со светлым чувством и мыслью о том, что ты что-то понял. Другой важный момент, уже из чисто театральной сферы, который меня порадовал в "Механике любви", заключён в голосе Сергея Чонишвили и сцене с ток-шоу, представляющем собой проекцию видео. В обоих случаях задействованы актёры МХТ, которых нет в спектакле. Но они, как в случае с трейлерами к "19.14", помогают рождению и существованию спектакля; это не конкуренция, это искреннее горение по общему делу, и восторг, который я испытала при просмотре этой сцены и до сих пор испытываю при мысли о ней, не передать словами.

И спектакль, и пьеса - об иррациональности влюблённости. О прелести, которая лежит в этих шероховатостях несоответствий "ожидание - реальность". Несоответствия должны быть; не в глобальных вещах - без понимания в крупных вопросах ни одни отношения долго не протянут - а в мелочах. У любого человека есть спонтанность, и в любых отношениях ты хоть чуть-чуть, но вынужден идти наугад, изучая того, кто рядом, и не зная со стопроцентной уверенностью, что ты увидишь. Это совместное карабкание на вершину, до которой ни в коем случае не нужно дойти, потому что после её покорения останется одна дорога - вниз. И уже это - сознательный выбор каждого. Любовь, в отличие от влюблённости, решение мозга, а не гормонов и идеализированных мечтаний о том, кто должен быть рядом с тобой.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, What I've seen

23:56 

Rogue One

Быть, а не казаться.
Мы сходили на "Изгоя", и нам очень зашло (если седьмую часть я оцениваю как "достойно", то "Изгоя" - как "дважды достойно").
Я не могу сказать ничего осмысленного пока, могу только лежать как тот котик в луже слёзок и драматично проводить лапкой по монитору. А, ну и спойлерные хромающие строки могу запостить, да.

Рифма и спойлеры, не знаю, что из этого хуже


@темы: "Господь посылает одну хромающую строку", What I've seen, Кино-воображариум, Красивости, Скопипастчено

01:23 

"Бунтари" 2.0

Быть, а не казаться.
Кажется, скоро я начну говорить следующее: "у меня есть традиция - каждый декабрь я хожу на "Бунтарей".
В прошлом году это было 31 декабря, и просмотр состоялся вместе с Маней, шампанским в фойе и вещью, до сих пор вызывающей у меня чуть-чуть нездоровое хихиканье. В этом году - на 2 недели раньше. Во-первых, я выиграла контрамарки на этот спектакль за свою рецензию на "Мечтасбывается". Во-вторых, я отвела на "Бунтарей" Диму, которому уже давно приседаю на уши по поводу них. В-третьих, вместо малой сцены, на котором обычно его играют, я снова попала на основную, ибо его туда перенесли, судя по всему, окончательно. Надо сказать, что большой формат "Бунтарям" идёт больше, чем "19.14". И, наконец, в-четвёртых - ааааа, как же я люблю этот спектакль! (впрочем, наверное, теперь стоит говорить "мы"). Это же кубик Рубика, который сколько ни верти в руках - всё время вылезают новые грани!
Меня, может, ещё хватит на что-то связное, но не уверена.
Как я люблю этот спектакль, как я люблю тех, кто его создавал, как я люблю тех, кто в нём играет. Восторг-восторг.

P.S. Есть совершенно секретный код
Десять букв, десять нот
Если их сложить
Получатся слова
Я.Л.Ю.Б.Л.Ю.Т.Е.Б.Я.

:heart:


@темы: Всем восторг, посоны!, В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым, What I've seen, Тиятральное, По моим венам течёт ванилин, Молоко и мед

23:58 

"Лёха"

Быть, а не казаться.
"Лёха". Кусок жизни. Без купюр и метафор, с привкусом советского прошлого, которое все хоть как-то да застали. Стихи с рифмой "любовь-морковь", зато от всего сердца. Натёртая до блеска старенькая машина. Ветер в голове - и в старости такой же, как и в молодости.

Этот спектакль не уносит тебя в другой мир, который может быть лучше или хуже твоего. Он сталкивает тебя с реальностью - даже, пожалуй, более реальной, чем твоя собственная. Сталкивает с той же бесстрастностью, с которой внучка (Надежда Борисова) рассказывает про своего деда (Виктор Кулюхин); она это делает спокойным, ровным тоном, изредка прерываемым то плохо сдерживаемыми слезами, то печальным торжеством. А как ей сказать по-другому, если ему было кайфово? Кайфово - и всё тут! И херово, конечно, тоже было, но об этом тебе во весь голос уже не поведают: читай по губам.
В этой реальности старые записи "Поля чудес", и мясорубка, ручку которой ты когда-то радостно крутила, пока не начинало болеть плечо, и Кашпировский, заряжающий воду... история - и про тебя тоже, как про носителя всего этого человеческого и советского. Про твоих стариков. Про тебя через несколько десятков лет. Ты смотришь на беззащитные тоненькие щиколотки Виктора Кулюхина, на его венозные ноги, слушаешь, как он подносит к губам банку с водой и шепчет: любовь и благодарность, любовь и благодарность - и совершенно точно осознаёшь: расстояние между здоровым спокойным "сейчас" и вот этим "ну когда ещё такое будет" куда короче, чем можно осмелиться себе представить.
Можно было бы сказать много прекрасных и, несомненно, правильных слов о том, что "Лёха" - про преемственность поколений, про ниточку между молодостью и старостью. Но для меня "Лёха" - в первую очередь история о прекрасной, замечательной, молодой душе, которая заключена в умирающее тело; на этот смысл очень здорово играет музыка Нила Янга из "Мертвеца" Джима Джармуша, периодически всплывающая на протяжении того часа, что идёт спектакль. Это история о космическом одиночестве - точно по букве "Погребённого великана" Кадзуо Исигуро. Этот трогательный дед, который весь, кажется, один сплошной глубоко чувствующий нерв, мог бы многое дать людям: своей семье, женщине, в которую влюбился на закате жизни... но это никому не нужно. Вот что в "Лёхе" уничтожает меня сильнее всего.
Простой, невероятно простой спектакль, но от этой простоты так тяжело, что захватывает дух. Он оставил меня с грустью на сердце и желанием помолчать хотя бы какое-то время. Мы с мамой шли по Большой Дмитровке и думали об одном и том же: от большинства из нас останется только тире между двумя датами, и никому не будет дела до наших чувств, мыслей, желаний, до нашей веры и любви, от которой спазмом сводит горло и ноги. Нас ещё будут помнить наши внуки, а вот правнуки - уже вряд ли. Таково течение жизни.
...но Данил Чащин поворачивает это течение вспять. Часы на стене идут в обратную сторону. Спортсмен на дорожке улыбается и широко разводит руки. Это - надежда. За неё стоит держаться.


@темы: What I've seen, Тиятральное

19:55 

Westworld

Быть, а не казаться.
Мои эмоции по поводу сезона следовало бы описать фразой "бегает по комнате и орёт", поскольку просмотр примерно каждой серии заканчивался именно этим. Охренительный каст, охренительная история, охренительная музыка (Джавади боххх), охренительное всё. Мне очень не хватало такой умной, но не заумной (это важно!) вещи. Нолан мог бы перемудрить, и временами действительно создавалось ощущение, что так и будет, но сегодня я досмотрела финал, и знаете, что? Он прекрасен. И финал, и сериал в целом. Картинка собралась практически полностью. Я бы, наверное, предпочла обойтись без "практически", чтобы в WW был всего 1 сезон, блестящий от и до, но раз канал продлил сериал, остаётся надеяться только на то, что будущие сезоны поддержат ту планку, которую задал первый.
Я очень довольна тем, как показали, ху из ЧВЧ. Спойлеры.
Я очень довольна финалом линии Мейв - точнее, подтверждением того, что читать дальше Впрочем, её самый-последний-поступок - это кое-что очень интересное. Между тем, Форд - тоже тот ещё хитрый сукин сын (не то чтобы это откровение, но). Потому что...

А если серьёзно, то Westworld - сериал с отличными теологическими выкладками при общем минимуме количества раз, когда персонажи произносят слово "бог". Человеческое и сверхчеловеческое, и муки творцов, и этические вопросы, и человеческая природа, которой бы поубивать да потрахаться без решения каких-то сложных проблем, и вот это вот всё - очень хорошо.
Хочется сказать что-то ещё, да что тут скажешь, когда спойлером будет почти любое слово.
Пойду пересматривать сезон с нуля, уже зная всё. Может быть, не вотпрямщас, но обязательно.



@темы: What I've seen, Всем восторг, посоны!, Сериализм

19:27 

"Обращение в слух"

Быть, а не казаться.
На самом деле, если уж совсем начистоту, этого текста здесь быть не должно. Потому что, согласно заголовку, обращаться надо в слух, а не в письмо или речь. Главный герой в конце говорит героине: ты была единственной, кто слушал их, не вмешиваясь, не перебивая, не пытаясь анализировать.
А я пытаюсь сделать именно это - вмешаться и проанализировать.

"Обращение в слух" по Антону Понизовскому - одиссея в загадочный мир русской души. На редкость пафосная формулировка, а иначе не выразиться, как ни изворачивайся. Я шла на спектакль чистым листом, не будучи знакомой с книгой, но по итогам трёх часов, проведённых в театре "Сфера", могу с почти стопроцентной уверенностью сказать, что Понизовский написал блестящий текст. Парадокс в том, что в нём ты не увидишь и не услышишь ничего нового. Ты каждый день сталкиваешься с тем, о чём говорят персонажи, тебя заботливо кормят этим СМИ и собственные соседи, ты мучительно погружаешься в ту же самую философию на своей кухне каждый раз, когда подворачивается кто-то, с кем можно поговорить. Ты тысячу раз слышал эти вопросы, на которые нет и не может быть ответов. Но разве невозможность найти истину означает, что её нужно прекратить искать?
Да вот именно.
Четверо героев, застрявшие на швейцарском курорте, занимаются именно этим: ищут. Вся русская история пронизана этими интеллектуальными изысканиями интеллигенции, которая думает, как бы ей обустроить Россию, находясь не в России, и Понизовский предлагает ту же самую картинку. Проходят века, а ничего не меняется, мы там же, где были, и спрашиваем себя о том, о чём спрашивали Герцен и Огарёв. Это, казалось бы, дно, стагнация; где нет движения - нет жизни. Но - вот не могу не прибегнуть к цитированию Айн Рэнд сейчас - отсутствие изменений - это бессмертие.
Действительность у каждого персонажа своя, и осознаёшь это с какой-то жалостью; личное примешивается к обезличенному, общее - к частному, и уже перестаёшь замечать, где начинается одно и заканчивается второе. Четыре взгляда, четыре полюса. Дмитрий Всеволодович режет правду-матку и плюётся ядом в сторону народа-пропойцы, не забывая прикладываться к бутылочке; при этом в его ехидстве, в его обвинении русской инфантильности и русского алкоголизма, перерастающем то в клоунаду, то в медвежий рёв, нельзя не увидеть кусок истины. Его истины, которая в чём-то будет болезненно перекликаться со своей собственной. В конце концов, мы переживаем искусство, чтобы услышать там подтверждение или опровержение своих мыслей. Эгоистическая функция зрителя как раз в этом.
Есть второй персонаж, мальчик Федя, которому его швейцарский профессор антропологии дал задание: исследовать русскую душу. Мальчик Федя такой положительный, что это даже неестественно; почему отечественные писатели, все, как один, следуя за Бердяевым, в качестве защитников русскости выписывают глубоко верующих мальчиков, Алёшенек Карамазовых, которые кротко вещают о народе-богоносце? Не хочу кидать камней в огород Понизовского и его Феди, но эта нарочитая правильность местами излишня. Но и у Феди есть правда, которая говорит: мы лучше, чем хотим казаться, в нас есть свет, и есть истории, которые заканчиваются хэппи-эндом, даже там, где ничего, кроме мрака, быть не должно.
Все три часа не покидает полнейшее ощущение какого-нибудь ток-шоу с Андрюшей Малаховым - с той только разницей, что ты не можешь вскочить со своего сиденья и присоединить голос к происходящему. Ты можешь только смотреть и слушать. Но в какой-то момент спектакль с крохотной сцены перемещается в тебя самого. Какая из услышанных историй станет спусковым крючком, зависит от каждого лично. От пережитого опыта и высоты лет, проведённых в нашей стране. В этом перемещении немалую роль (какова тавтология) играют актёры, их полнейшая естественность в общении с залом. Они не играют своих персонажей, они их живут, и вот уже Инга Оболдина превращается в немного хабалистую, но шумную и добродушную Риту, а Ирина Сидорова - в потерявшую ребёнка женщину, которая рассказывает о пережитом, глотая слёзы и не стесняясь этих слёз.

Кто сказал, что истина одна? Что истина плоская? Истина - невестьсколькогранник, и какой бы стороной она ни повернулась, она истиной и останется.
В конце, когда гаснет свет и остаётся только какофония человеческих голосов, рассказывающих о своих бедах и радостях - о своей жизни - единственно правильное, что ты можешь сделать - это закрыть глаза. И обратиться в слух.

Пусть здесь побудет одна из самых пронявших меня историй.

@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, What I've seen

21:11 

"Сентрал Парк-Вест"

Быть, а не казаться.
Я откладывала этот пост, как откладывают особенно вкусный кусочек торта - на потом.
Я не раз писала здесь, что колоссально уважаю Константина Богомолова как автора и режиссёра за его циничный ум, образованность и то, что он идёт по выбранному вектору со спокойным презрением танка, которого мало волнует, что происходит под его гусеницами. Я уважаю его, но его творчество, при всей его многогранности и сложности, немного not my cup of tea. Я признаю качество, но не всегда и не везде признаю подаваемые со сцены идеи и решения, хотя и есть вещи, которые мне безумно нравятся - "Год, когда я не родился", например, или отдельные элементы "Идеального мужа". Это нормально, это просто одно из проявлений разумного бартера, который всегда устанавливается между любым творцом и его зрителем.
К чему был этот долгий абзац? Да к тому, что "Сентрал Парк-Вест" перечеркнул весь мой вежливый нейтралитет и заставил радостно подпрыгивать - как щенка, к которому после долгого рабочего дня вернулся хозяин. Это самый не-богомоловский из всех богомоловских спектаклей: короткий, искромётный, лишённый видеокамер и экранов. Наверное, чтобы быть до конца честной с самой собой, стоит сказать, что в первую очередь я люблю его именно за это. От традиционно богомоловского творчества здесь осталась только команда - четвёрка главных героев, сыгранная постоянными резидентами любого мхатовского спектакля Константина Юрьевича, да прибывший из "Мастерской Козлова" Евгений Перевалов и художница Лариса Ломакина.
Найдутся те, кто скажет, что маэстро поисписался. А я скажу, что, вот он, факт, подчёркивающий: Богомолов умеет показывать сложное в простоте, не украшая это самое сложное завитушками эпатажа. Ну, разумеется, именно тогда, когда ему, а не нам, этого хочется. И, справедливости ради, те, кто попадают на тот состав, в котором есть Евгений Перевалов, свою нотку эпатажа - целомудренную, но ехидную - получают.
"Сентрал Парк-Вест" по пьесе Вуди Аллена начисто лишён высокопарных размытых сентенций и размышлений о судьбах людей и общества. Это камерная, максимально приземлённая, витальная история некоторого многоугольника человеческих отношений, поданная в жанре трагикомедии. Мне кажется, что о по-настоящему важном в нашей жизни можно говорить только так. Потому что к миру нельзя относиться ни слишком легкомысленно, ни слишком серьёзно - истина, как всегда, где-то между. Заходя в малый зал, оказываешься на крохотной арене, где сейчас будут проходить баталии четырёх людей, которые проводили вместе много времени, но так и не научились слышать друг друга: сцена находится посередине зала, а по её периметру - ряды. И баталии происходят. По большей части - словесные. По большей части...
Спектакль идёт полтора часа, но за эти полтора часа невротичные персонажи Аллена и Богомолова вскрывают столько невротичного и истероидного в тебе самом, что диву даёшься, как это возможно. Фантазии женщины, которая придумала себе любовную грёзу и приняла её за реальность. Страдания писателя, у которого в анамнезе очевидное биполярное расстройство. Наконец, вторая женщина, которая, решая психосексуальные проблемы других людей, проглядела проблемы в собственной семье; Марина Зудина, в спектаклях Богомолова играющая всегда примерно один и тот же типаж, в этот раз прямо-таки убийственно хороша, так, что даже неприлично. Это, пожалуй, её лучшая работа из числа тех, что я видела на сегодняшний момент: злоязыкая саркастичная Филлис, холодная даже в гневе и в силу профессии постоянно сыпящая фрейдистскими шуточками - это абсолютно её.
"Сентрал Парк-Вест" - не про измены и справедливое наказание за них. Не про любовь и смерть. Он о слепоте и глухоте каждого из нас к тому, что происходит у нас под носом. Чувства, которые он вызывает, чем-то похожи на послевкусие "Предела любви" Паскаля Рамбера, но какое-то более светлое, игривое и радостное. Наверное, оттого, что в безымянных героях Рамбера себя видишь стопроцентно и в первые минуты, и потому переживаешь от начальной фразы и до конечной, а вот в смешных маленьких персонажах Аллена свои черты угадываешь далеко не сразу. Думаешь: ну как можно? Это не я, это не про меня, со мной это не случится, это...
А потом поднимаешь глаза - ба, на той стороне сидит такой же смешной человек, как и я, и смотрит на меня. И понимаешь: это всё - про него. И про меня тоже. И я - тоже маленькая невротичка; как же это, должно быть, забавно со стороны. И понимание это - почему-то простое, спокойное, не вызывающее бурю негодования, а наоборот, вносящее нотку лёгкости по отношению к себе. Нам всем её не хватает.

Непременно посмотрю снова.
Вообще мне очень хочется фото с Переваловым сюда, но это будет такой жирнющий спойлер, что... нет.
Унесу фото у Евгения Чеснокова.


@темы: What I've seen, Всем восторг, посоны!, Тиятральное

22:17 

"Дама пик"

Быть, а не казаться.
Ладно, я ещё раз всё обдумала, нашла какое-никакое подобие внутреннего баланса, ещё раз спросила себя, почему Булгаков писал, что правду говорить легко и приятно (нет, Иешуа, ты не прав) и в итоге решила рассказать про "Даму пик". В - внезапность. Впрочем, у меня есть желание написать ЭТО ОХРЕНИТЕЛЬНО РЕБЯТА ИДИТЕ СМОТРИТЕ ВСЕ ПОЖАЛУЙСТА и этим ограничиться, но всё-таки хочется какой-никакой конкретики на тему, почему Павел Лунгин снял действительно крутой, с какой стороны ни глянь, фильм.

Я очень ждала "Даму пик" и очень боялась разочароваться: всегда есть риск, что всё лучшее уже показано в трейлере, и, увы, часто так и бывает. А с тем учётом, что я очнулась и заставила себя снять палец с репита трейлера минут эдак через двадцать, ждала я многого, но с опаской. Но, к счастью, Павел Лунгин додал мне с большой буквы Д. "Дама пик" - второй после "Тряпичного союза" отечественный фильм этого года, в который я влюбилась. Где-то в середине фильма я поймала себя на мысли, что сижу и думаю о том, что мне нравится, божечки, как же мне нравится; это часто случается со мной на спектаклях, но вот в кинематографе - не то чтобы очень. Впрочем, и я не то чтобы запойный синемаголик, вовсе нет.
Это отлично сделанная многослоёвочка, которая придётся особенно по душе любому, кто любит театр. Мне хочется избежать навязших в зубах сравнений с "Чёрным лебедем", "Бёрдмэном" и прочими производственными театральными драмами, но без них тут, на самом деле, никуда. Лунгин выпустил на свет хорошо закрученную историю, в которой нет ничего случайного, в которой жизнь артиста тесно переплетается с жизнью персонажа, а роль - с реальной жизнью, и грани стёрты. При всём этом "Дама пик" умудряется оставаться ещё и экранизацией. Но какой! Повесть однозначно считывается, ты отлично понимаешь всё про тройку-семёрку-туз и знаешь, чем происходящее вывернется в тот или иной момент, но персонажи всё равно умудряются тебя удивлять. И самое изумительное даже не это: помимо непосредственно моментов экранизации истории Лунгин, взяв основные темы "Пиковой дамы", рассказал о них средствами современной жизни. Показал, к чему приводит страсть, азарт и паранойя в наше время. Показал, что бедные люди по-прежнему никому не интересны, а маленькие человечки, как и столетия назад, хотят на своё место под солнцем. Показал, что сближаясь со своим персонажем на опасное расстояние, трудно не заиграться и не влипнуть в проблемы в реальном мире. В общем, в "Даме пик" столько тем для обсуждения, что не знаешь, за что хвататься в первую очередь. Это умный фильм: эпатаж в нём не ради эпатажа, насилие - не ради насилия. У всего есть смысл и цена.
Но безусловно лучшее, что есть в "Даме пик" - актёры. Окей, Гугл, как не сорваться на восторженный ультразвук? Ксения Раппопорт - богиня, произведение искусства. Её София Майер - что-то вроде маркизы Мертей наших дней. Прекрасная, умная, бессердечная, прагматичная, спокойно ступающая по головам. Она обыгрывает всех: сестру, племянницу Лизу, худрука, этого смешного паренька Андрея, создавшего её прижизненный мавзолей. Она из всего и всех лепит то, что нужно ей: лаской, шантажом, вызовом - неважно, все средства хороши. Это восхитительно и ужасно одновременно, но притягательно - несомненно, потому что Раппопорт играет её так страстно, так полнокровно, что диву даёшься. Любимый мой Игорь Миркурбанов, с этими его нуарными интонациями и ленивым голосом - тоже абсолютно в яблочко. Но Иван Янковский - это, конечно, открытие. Он молодец. Он - это абсолютная самоотдача. Он ничего не боялся - быть смешным, быть голым, быть страшным, быть поломанным. Безумию и отчаянию, в которые он скатывается по ходу действия, веришь. Переживаешь. Ловишь себя на том, что нервно сжал кулак. Дышишь с ним с одной и той же частотой. Такая свобода дорогого стоит; тут следовало бы что-нибудь сказать про породу и то, что династия обязывает, но оно и без меня понятно.
А ещё "Дама пик" - настоящий пир для глаз. Это очень стильное, эффектное, эстетичное даже в самых неэстетичных своих проявлениях кино. Стилистическое оформление оперы - выше всяких похвал: тут опять постаралась моя любимая Мария Трегубова, создав ужасающе прекрасный чёрно-красно-белый мир азарта и смерти. Но и вся остальная картинка - завораживающе красива. Даже когда тебе показывают не Театральную площадь и Камергерский переулок, а трущобы.
Восторг, правда.


@темы: What I've seen, Всем восторг, посоны!, Изображая рецензента, Кино-воображариум

17:22 

"Спящий принц"

Быть, а не казаться.
В театральной Москве стало одним замечательным во всех отношениях спектаклем больше. "Спящий принц" - это пример классно написанной, классно поставленной и классно сыгранной пьесы, и, ей-богу, я с трудом представляю себе человека, способного по итогам просмотра сказать, что его что-то неприятно задело/что ему что-то не понравилось/подчеркнуть нужное.
Эта не пошлая, деликатная, но красноречивая комедия не раз ставилась на театральной сцене и оказывалась в среде кинематографа, и вот, наконец, добралась до нас. И я не знаю, чему петь дифирамбы в первую очередь. Наверное, стоит начать с самой пьесы; с Теренсом Рэттигеном я познакомилась относительно недавно, но своё место в череде моих любимых драматургов он занять успел. Этот человек с таким пониманием, горечью и любовью исследовал отношения между людьми - и, в первую очередь, трагедию пар, в которых партнёры, любя друг друга, не доверяли друг другу свои чувства в том виде, в котором они были способны приносить счастье - что каждому его персонажу, каждой произнесённой фразе стопроцентно веришь. Веришь, если хоть чуть-чуть пожил на этом свете и, что называется, смог в отношения. До того у него всё живо и по-настоящему - даже в такой взрослой сказке, коей является "Спящий принц".
Это история о счастливой магии любви, о метаморфозах, которые претерпевает тот, кого коснулась её волшебная палочка. На неё смотришь с безграничным умилением и теплом не только потому, что она очень смешная, причём смешная без вульгарности, что, с учётом всей фабулы, большая победа как Рэттигена, так и постановочной команды Романа Самгина, но и потому, что ни единое слово о любви в этой пьесе не выглядит затасканным. "Спящий принц" - это что-то такое необъяснимо естественное и родное с первых же минут, что подхватывает тебя на руки и на несколько часов уносит туда, где всё обязательно придёт к счастливому финалу. Впрочем, я погорячилась: он не счастливый, он невероятно правильный - как у Вырыпаева в его "Dreamworks". Как, пожалуй, всегда у Рэттигена - но это, конечно, тема для отдельного поста.
Львиная доля обаяния "Спящего принца" - в актёрских работах. Роман Самгин собрал команду людей, обладающих несомненным комедийным талантом, и в "Спящем принце" каждый из них сверкает не слабее, чем Кохинур в короне Елизаветы II. Про Дмитрия Назарова в титульной роли и Ксению Теплову, играющую Мэри Морган, мне в принципе сложно написать что-то, что будет отличаться от восторженного визга: им так нравятся их персонажи и то, что с ними происходит, что их эмоции практически можно пощупать руками. Они такие живые, настоящие и смешные без какой-либо натужности! Впрочем, это можно сказать про каждого, кто задействован на сцене: например, недавно выпустившиеся из колледжа О. Табакова Кузьма Котрелёв и Софья Ардова - прелесть что такое, их персонажи, застрявшие между взрослой политикой и детским желанием кататься на велосипеде и набивать щёки шоколадными конфетами - объёмная, серьёзная, хорошо прочувствованная работа. Я ужасно люблю смотреть на совсем юных артистов и то, что у них получается, потому что они, с их драйвом, энергией, живостью, меня очень вдохновляют. И мне радостно, что Самгин поверил в этих ребят и не ошибся. Сюда же - Алексея Краснёнкова (и я снова считаю, что давать эту роль им с Артёмом Волобуевым напополам - преступление), Ольгу Васильеву и Алёну Хованскую. Чудесные, замечательные, колоритные персонажи, каждый со своей забавной изюминкой - оторванностью от мира, или сухим подчинением дипломатическим правилам, или инфантильностью, которой не ждёшь от особы из правящей династии. Им веришь. Они все, до единого, улыбаются глазами, когда играют. Они любят эту историю и не оставляют зрителям никакого шанса на то, чтобы не полюбить её тоже: тёплые чувства расстреливают зрительный зал в упор, как если бы за геральдическим полотнищем скрывалась армия пухлых Амуров.
"Спящего принца" было особенно здорово смотреть на фоне "Гордости и предубеждения". Если после ГиП можно выйти и упрекнуть всех (режиссёра или того, кто привёл тебя на спектакль) в том, что тебя без малого три часа поливали сахарным сиропом, то "Принц" слащавости лишён начисто. Это умная комедия, которая препарирует отношения между людьми куда тоньше, чем это делала Джейн Остин, но оставляет с тем же ощущением праздника и детского восторга. И всё это - даже несмотря на то, что концовка мягко, ненавязчиво выталкивает тебя из сказки обратно в реальную жизнь. Ты всё равно выходишь со спектакля с ощущением, что и в реальной жизни сказке есть место.

Мне так безумно нравится Кузьма Котрелёв в этой роли, что побудет-ка он здесь.

@темы: What I've seen, Всем восторг, посоны!, Тиятральное

14:24 

"Гордость и предубеждение"

Быть, а не казаться.
МХТ им. Чехова явно выпустил спектакль на смену "Примадоннам", в прошлом сезоне отыгравшим 300 спектакль. Он такой же милый, конфетный, музыкальный... проблема, пожалуй, только в том, что конфетность эта в случае ГиП переходит в приторность.
Честно скажу: "Гордость и предубеждение" - не тот спектакль, который я хочу пересмотреть. Не зарекаюсь, но в целом - не тот. И дело даже не в том, что я люблю давящие на сознание драмы, заставляющие переживать и думать; иногда полезно посмотреть что-то лёгкое и приятное, особенно когда за окном середина ноября, холод, снег и серые мрачные люди. Просто последний спектакль Алексея Франдетти в каждом своём проявлении чуть-чуть... слишком. Слишком розовый, слишком сладкий. Не то чтобы наивный, хотя и не без этого (первоисточник в какой-то мере обязывает к этому), но вынуждающий смотреть на него с некоторым снисхождением - до того забавно выглядят метания героев и героинь. Особенно героинь, половина из которых одета в платья, превращающие их в цветочные клумбы. К слову, ни один из тех, чьё мнение о спектакле я спрашивала, так и не смог ни понять, ни объяснить такую работу художницы по костюмам. Много вопросов, ох и много вопросов... но это информация из сферы вкусовщины, а в целом-то спектакль, если оценивать его с точки зрения тех эмоций, которые он должен сообщить зрителю, удался. Он радует и дарит праздник. Да, временами создаётся полнейшее ощущение, что тебя окунули в огромный кремовый торт. Но торт этот сделан с любовью, коржи пропечены как следует, и даже если ты всю жизнь на дух не переносишь розочки из масляного крема, ты всё равно довольно облизываешь пальцы и улыбаешься.
"Гордость и предубеждение" - постановка, застрявшая где-то между мюзиклом и музыкальным спектаклем. Это ещё не первое, но уже не второе. Надо отдать должное: собрав всю поющую и танцующую (то есть вообще почти всю) молодёжь МХТ, Франдетти поступил очень правильно. Именно их молодость вдыхает в спектакль жизнь и энергию, не дав ему задохнуться в этих карикатурно смешных костюмах. Это как с кудряшовским "В.О.Л.К.ом": будь здесь задействованы возрастные актёры, не было бы так весело и легко. А так ты сполна получаешь всё то, что ожидаешь получить: красивые и даже прекрасные голоса, чудесные свежие лица и сентиментальные переживания, из-за которых нет-нет, а ловишь себя на мысли о том, что надо бы, надо бы достать с полки томик Джейн Остин.
"Гордость и предубеждение" - пожалуй, не из тех мюзиклов, когда арии надолго поселяются в плейлисте. Навскидку я могу вспомнить пару партий, которые мне действительно пришлись по вкусу. В этом же месте всплывает и моя личная проблема восприятия мюзиклов: очень часто в погоне за удачным музыкальным номером внимание акцентируется на каких-то довольно мелких вещах, а действительно важное потом проговаривается бегом в промежутках между следующими партиями, и ГиП в этом плане, увы, не исключение. Но, однако же, его приятно слушать независимо от того, разовая это будет акция или нет, хотя бы потому, что тексты хоть и незамысловаты, но осмысленны.
Это не тот случай, когда надо останавливаться на перипетиях сюжета - их и так прекрасно знает каждый первый. За что действительно хочется похвалить Алексея Франдетти, так это за удачную музыкальную коллаборацию с Питером Экстромом и за то, что для каждого актёра и актрисы он нашёл персонажа, ракурс, реплику, позволяющие сверкнуть и не потеряться на общем фоне. До чего уморительна чета Беннетт (Кристина Бабушкина и Ростислав Лаврентьев) - не передать никакими словами, отличными от слова "изумительно". Как хороши Софья Райзман и Мария Карпова в ролях Джейн и Элизабет, или Светлана Колпакова и Мария Зорина, играющие мисс Бингли и леди Кэтрин соответственно! Или Мария Пестунова, будто созданная для того, чтобы играть смешных дурочек (не в обиду ей, напротив: роскошная в своей природной дурашливости Китти у неё получилась). Словом, совершенно замечательное с точки зрения актёрских работ зрелище. Они здесь отдыхают душой, а потому играют с радостью.
Так что если вам нужно что-то простое, радостное и с непременным хэппи-эндом, в котором все будут женаты и счастливы - вы знаете, куда вам идти. Вас там будет ждать много музыки, танцев, света, а также замечательно красивая финальная сцена. Без спойлеров: поверьте на слово.


@темы: Тиятральное, What I've seen

21:55 

"Deep Blue Sea"

Быть, а не казаться.
Я искренне не знаю, что тут написать. Я читала пьесу и успешно поломалась об неё. А потом наивно подумала, что всё-таки готова к тому, чтобы увидеть спектакль.
Торин никогда так не ошибался.

"Глубокое синее море" - концентрат всех моих страхов, касающихся отношений между мужчиной и женщиной. Меня два с половиной часа хлестали по щекам эти реплики. Я нырнула, набрав в грудь воздух, а куда выныривать дальше - не поняла. И не понимаю.
Я в третий раз открываю этот пост, и мне снова хочется закрыть его и пойти порыдать в клавиатуру, потому что Хестер Коллер - одна большая заноза внутри меня. Хестер Коллер - это как посмотреть на самую свою безобразную истерику со стороны. И единственный вопрос, который у меня есть - как убить в себе отзвуки этой женщины, которая не любит себя, которая не считает себя достойной жизни, которая всё своё естество, без остатка, отдаёт человеку, неспособному это оценить, и унизительно рыдает в трубку, выпрашивая одну последнюю встречу?.. So disgusting.
Это о людях, которые любили друг друга, но ни один из которых не был способен дать другому любовь в том виде, в котором она была партнёру нужна. Отвратительный фатализм встречи, нарушившей спокойное течение сразу трёх жизней. Отвратительный, потому что неизбежный и не давший иного счастья, кроме крох физического обладания. Я не могу написать и объяснить больше, тут надо цитировать всю пьесу, разбирать её по репликам... но даже если это кому-то нужно - я к этому не готова. Любой мой анализ этой истории будет слишком личным. И хоть я, конечно, люблю позаниматься духовным эксгибиционистом, на такое я не подписывалась. Не в этот раз.

Чтобы абстрагироваться от того, каким интимным во второй раз оказалось "Глубокое синее море", скажу вот что. В моменты, когда меня отпускало, я думала о том, что это снова такая дотошная английская постановка - со скрупулёзным воссозданием деталей обстановки, с любовно разбросанными по сцене вещичками, делающими эту синюю квартирку такой жилой. И о том, что Кэрри Крэкнелл за всем этим совсем не видно: она отошла в сторону и просто держит спектакль в руках, чтобы он не выплёскивался на зрителя слишком уж сильно, не топил его, не превращался в шторм. Но в конце я сменила своё мнение. Во-первых, полупрозрачные стены, за которыми видны другие жильцы, занятые своей жизнью - это отличное решение. Именно чужие люди и их небезразличие спасли Хестер в начале пьесы; на другой же чаше весов - факт невозможности остаться одной в этом доме, где легко догадаться, что происходит в чужой постели, и через весь спектакль проходящий страх Хестер быть осуждённой обществом. Она ни разу не говорит об этом, но это чувствуется так красноречиво, что никаких иных комментариев не нужно. И во-вторых - финальная сцена, когда мятущаяся, плачущая Хестер делает себе бутерброд и усаживается за стол, чтобы съесть его. Она откусывает от него один раз, рыдая. Потом ещё раз. А потом ещё... в этом - витальное, приземлённое торжество жизни. Жизнь в Хестер побеждает смерть в Хестер только в этот момент. Да, может быть, ненадолго, может быть, это только выигранный бой в проигранной войне - но этого мы, ни волей Рэттигана, ни волей Крэкнелл, уже никогда не узнаем.
Хелен МакКрори была рождена, чтобы играть красивых сильных женщин на грани срыва. Achingly beautiful - это не только про неё, про спектакль в целом, но именно её блестящая игра - центральный столп всего происходящего. Её Хестер такая многогранная - как калейдоскоп: страстная и нежная, спокойная и безумная, остроумная и рыдающая от боли, стыдящаяся и гордая (до чего хорош этот момент с "Goodbye", когда её самообладания хватает ровно до того момента, когда дверь закрывается!..) Её Хестер - лебединая песня каждому, у кого было разбито или хотя бы надтреснуто сердце. И даже Фредди Том Бёрк играет так, что невольно вызывает какое-то сочувствие: он - тоже жертва обстоятельств, не сумевшая любить Хестер той любовью, которая была ей нужна. И я не буду давать каких-то скидок на его паршивое поведение, но есть моменты, которые превращают его просто в запутавшегося человека, осознающего свои ошибки, а не в воплощённое зло рокового любовника. Но помимо Хелен, впрочем, больше всего меня зацепил мистер Миллер в исполнении Ника Флетчера - с этим его обаятельным немецким акцентом и неубиваемым спокойствием. Ирония персонажей "Моря..." в том, что именно Миллер, для которого английский язык не является родным, лучше его носителей умеет подобрать правильные слова, которые не выглядят пошлым размахиванием флажками с надписью "эй, а ну улыбнись, жизнь продолжается".
Жизнь в самом деле продолжается, но что это будет за жизнь... у Хестер случилось то, про что следовало бы сказать "это всего лишь конец света". Да, для человека со стороны любая проблема другого, даже самая глобальная, едва ли будет поводом к сведению счётов с жизнью. Но в координатах этого отдельно взятого человека... можно ли сказать так уж однозначно? Вот то-то и оно. И весомость любых причин - ещё один вопрос, который Рэттиган озвучил, а ответ отправил искать в себе самих.
Глубоко же придётся нырнуть, чтобы его поймать.

Посмотрите, она со-вер-шен-ство.

@темы: What I've seen, Всем восторг, посоны!, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Тиятральное

22:00 

"Матросская тишина"

Быть, а не казаться.
"Матросская тишина" - это спектакль-поезд. И дело не только (не столько) в том, что железнодорожная тематика тут самая непосредственная: шум колёс, стучащих о рельсы, в первом действии и вагон для тяжелораненых в третьем. Ты запрыгиваешь на этот поезд и первые полчаса неспешно ползёшь вперёд: глядишь в окно, рассматриваешь попутчиков, пряча глаза, когда возникает риск пересечься взглядами, и думаешь о том, что это, конечно, хороший, ровный спектакль - но не более того. Банальная история пьяницы-отца (гениальная роль Фёдора Лаврова, вот без лишних слов гениальная), который хочет вырастить из сына (очень хорошо, без скидок на фамилию и молодость, справляющийся Павел Табаков) великого скрипача, и мальчишки, который, как все мальчишки, хочет увиваться за красивой девочкой со двора, таскать ей отцовские фотокарточки, и совсем не хочет быть битым и мучить инструмент. Ну что тут ещё расскажешь? На дворе 1929 год, и всё кажется размеренным, неторопливым, и можно надвинуть на глаза шляпу и помечтать о Палестине... или о Москве. О чём угодно можно помечтать. Ведь в маленьком городе Тульчине уже (ещё) нет войны. И все пути открыты.
Фирменный поезд "Матросская тишина" идёт дальше, в 1937 год. Он останавливается в общежитии Московской консерватории, где мальчики и девочки снова переживают то, что так знакомо: любовь и нервные срывы, первые профессиональные успехи, столкновения с реальной жизнью, которая вносит коррективы в радужные взгляды на будущее. Чувство тревоги, похожее на вибрацию верхней полки плацкарта, возникает где-то здесь. Её приносит с собой Славка Лебедев, которого исключили из комсомола и сняли со стипендии. Её приносит с собой горе-отец Абрам Шварц, чьи письма его сын в течение трёх лет с завидным упорством рвёт, не читая. На это мучительно смотреть - на сыновнюю грубость и жгучий стыд, на неловко подкашивающегося Шварца, который сам всё-всё прекрасно про себя понимает - но который, даже наделав кучу ошибок, любит, оглушительно, ослепительно любит своего ребёнка... и вот спектакль трогается дальше, увозя из этой горчащей сцены, уводит тебя под руки, как Хана уводит Шварца, и ты прижимаешься носом к стеклу, потому что внезапно с абсолютной ясностью понимаешь: скорость, которую набрал этот поезд, свидетельствует об одном - вагоны катятся под откос, и ничего хорошего тебя там не ждёт.
..."Матросская тишина" - спектакль-поезд. Безжалостно разогнавшись, он неминуемо разобьётся вместе с тобой. Но перед этим печальным финалом тебе сперва предстоит пережить ещё несколько разговоров, несколько монологов, несколько... взглядов, которые - в самое нутро.
"Матросская тишина" - из тех пьес, где нет ничего стопроцентно разложенного по полочкам, пронумерованного и учтённого. Многие вещи приходится сплетать воедино интуитивно, искать обоснования, досказывать самому. С другой стороны, от этого какими-то особенно живыми кажутся эти мальчишки и девчонки, мужчины и женщины, старики и старухи. "Матросская тишина" - из тех спектаклей, где режиссёр немножко слукавил, оборвав повествование на высшей точке драмы, чтобы зритель точно прижал ладонь ко рту и беззвучно затрясся. Как и в "Заводном апельсине" Кубрика, это очень смещает акценты по сравнению с первоисточником. Но, ей-богу, здесь стоило их сместить - ради невероятно красиво решённой финальной сцены; ради того, чтобы последний разговор Давида и Абрама достал до каждого нейрона.
- Мы стояли. Лил дождь. И где-то далеко гудел поезд. А немцы, очевидно, кого-то ждали. Какого-то начальника. И тогда этот Филимон снова крикнул: «Ну, сыграй же нам кадиш, пархатый черт!» И знаешь, Додик, я вдруг ужасно рассердился… И на этого Филимона, и на немцев, и даже на самого себя! Ну почему я стою в грязи, с опущенной головой, и почему у меня дрожат руки… Я поднял твою скрипочку, твою половинку, на которой ты учился играть упражнения Ауэра, и подбежал к господину Филимону, и ударил его этой скрипочкой по морде, и даже успел крикнуть: «Когда вернутся наши, они повесят тебя, как бешеную собаку!»
- А дальше? Что было дальше?
- Это все. Для меня уже не было никакого «дальше». Дальше, милый, начинается твое «дальше».


Это такая болезненная терапия для любого ребёнка и любого родителя. Для каждого, кому когда-либо бывало стыдно за что-то в поведении отца или матери. Для каждого, кто хотел для своего ребёнка лучшей доли. Для каждого, кому не хватило правильных слов - а их никогда не хватает. Это история о том, какие формы может принимать любовь между двумя поколениями, проходя через отрицание у одного и через посыпание головы пеплом у другого - и обратно. Горькая, непростая история.
Но её стоит пережить, чтобы, под аплодисменты выбравшись из обломков этого поезда, понять, что тебе есть, кого любить, кем гордиться и за что быть благодарным.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, What I've seen

12:08 

I, Daniel Blake

Быть, а не казаться.
Если вы, как и я, испытываете преступную слабость к социальным драмам - этот фильм к просмотру обязателен. В принципе, этот факт был очевиден уже после Каннского фестиваля, но теперь, после просмотра, можно сказать об этом с абсолютной уверенностью.
20000 лье под социальным дном: одиссея с Кеном Лоучем.
Во многом можно было бы упрекнуть этот фильм. Например, в том, что "хочешь получить награду - снимаешь кино на задевающие общество темы". Или в том, что он разыгран как по нотам и старательно давит на те педальки, на которые нужно надавить, чтобы высечь из зрителя слезу. Или в том, что все сюжетные повороты угадываются на раз-два буквально с самого начала той или иной сцены. Но вместе со всем этим "Я, Дэниел Блейк" - кино такое искреннее, настоящее, что ругать его совсем не хочется. Напротив: вспоминаешь ту молчаливую грусть, с которой выходишь с сеанса, и понимаешь, что свою миссию он выполнил. Грусть, справедливости ради, светлую. Это не быковский "Дурак", где после титров остаётся ощущение, что ты несколько часов разгружал вагоны с углём. Это... что-то хорошее внутри.
Я - человек зело чувствительный, и эмоционально воспринимаю очень многое из того, что входит в сферу отношений между людьми. Но, пожалуй, одна из наиболее пробирающих меня тем - это солидарность и стремление помочь ближнему даже в том случае, когда тебе плохо. Когда у тебя ничего нет, а ты протягиваешь руку тому, кому ещё хуже, чем тебе. Мне кажется, что ничего более человечного, никакой более конкретной дефиниции для хомо сапиенса не существует и быть не может. И "Я, Дэниел Блейк" - он именно об этом. О взаимопомощи. О нескольких людях, которые разделили трудности друг друга, сделав их чуть легче. А ещё о том, что все мы одинаковы вне зависимости от того, на каком конце Европы находимся: если ты не миллионер, а простой трудяга, бюрократическая машина прожуёт тебя, и неважно, в Соединённом ли ты королевстве или же в России.
Кен Лоуч мягко, без лишнего пафоса, но основательно и аргументированно рассказал о том, что знакомо каждому, кто хоть раз вступил в отношения с государством. Бесцельное бумагомарательство, сытые люди, которым предстоит решать, кому голодать, а кому нет, и среди всего этого - те, кто по рукам и ногам связан идиотскими требованиями, постулатами и правилами. Это не "Храброе сердце", и очищающего крика "Свобода!" в конце фильма не будет. Это не история войны между человеком и государством. Это история гражданина - не больше и не меньше. Посмотрев, вы поймёте, что я имею в виду.


@темы: Кино-воображариум, Всем восторг, посоны!, What I've seen

Papier kann so geduldig sein

главная