02:00 

The Pillowman

Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Извините, я разговариваю простынями.
Честно говоря, мне жаль чувства предвкушения этого вечера, с которым я, так или иначе, жила последние полтора месяца. Я ждала, ох как я ждала, и теперь, когда всё закончилось, мне хочется свернуться калачиком и вернуться обратно, отмотать время на пять-шесть часов назад и пережить всё заново. Зато мне совершенно не хочется как-то излишне философствовать (я сделаю это в другой раз) или изображать из себя эдакого хипста-театрала (чего нет, того нет; я так, любитель с претензией на интеллектуальность). Мне просто, ядрёна кочерыжка, вынули всю душу, а обратно положить забыли. Я знала, что полюблю этот спектакль, ещё когда покупала билеты - и не ошиблась.
Хотя я обожаю хорошую литературу в принципе, есть у меня слабость к тяжёлым книгам и непростым фильмам, потому что я люблю то, что почти кинк на грани сквика, то, что заставляет переворачивать самого себя и много думать. Речь не про физиологичность, а про душевные, нравственные, эмоциональные метания и решения сложных вопросов. "Человек-подушка" - из этой же оперы.
Это как с шипперством моей АХС-ОТПшечки, Оливер/Ланы: я понимаю мозгом, что это неправильно, даже больше - что это пиздец как неправильно, но ничего не могу поделать с собой, своими чувствами и переживаниями. То же самое и с "Человеком-подушкой". Это насквозь больная вещь, но я её всё-таки люблю. Необъяснимо люблю. Она делает мне больно - а я всё равно её люблю. Потому что она нажимает на какие-то педальки, дёргает за какие-то струнки, от которых меня (пусть это прозвучит самонадеянно), как человека, который тоже не может не писать, выворачивает наизнанку. "Что за мазохизм?" - можно спросить и быть правым. А вот такой вот мазохизм. Моральный. Мне нравится.
Не хочу каких-то клишированных фраз о бескомпромиссности, скандальности и тому подобном. Приверженцам классического театра, моралфагам, нежным фиялкам и религиозным фанатикам путь заказан. Всем остальным - открыт. Тут есть, над чем думать, и я думаю до сих пор. Потому что я вижу больше, чем одни религиозные аллюзии, детские смерти и ручейки крови, и слышу больше, чем просто мат и страшные крики. Если уж на то пошло, тут страшен каждый звук - просто потому, что он утрирован до безобразия; музыкальное оформление в этом плане просто выше всяких похвал.
Это бенефис четырёх актёров. Сергей Сосновский; его Тупольски вышел вредным, жёстким и ставящим интересы следствия выше интересов жертв. Словом, как раз таким, каким и должен быть. Очень показателен его финал, наглядно продемонстрировавший, в ком же из всех четырёх в итоге оказалось больше всего дерьма. Виктор Хориняк - садист Ариэл; чёрт, мне жаль, что с этой роли ушёл Чурсин, я видела отрывки с ним - его Ариэл гораздо глубже. Однако Хориняк чем-то напомнил мне Джокера и в конце всё же заставил сопереживать. Хотя заёбанное прошлое его персонажа и не является универсальной индульгенцией перед его заёбанным настоящим, я не могу не уловить зерно логики в его принципах.
Наконец, Алексей Кравченко. Он открылся от меня с совершенно новой стороны. Я всегда относилась к нему как к "типичному спецназовцу", а тут... тряхнуло меня знатно. Взрослый мужик с сознанием малого ребёнка, потерявшего всякие нравственные ориентиры и заблудившегося среди детской жестокости и взрослой порочности - это реально жутко. Особенно когда так. Особенно когда в самом конце он сидит и плачет - да так, что с трудом выговаривает, практически выдыхает свои реплики, а на щеках его блестят мокрые дорожки. Я не знаю, как он это делает, но то, что он здесь делает, пробирает до костей. И, конечно, Анатолий Белый. Моя пристрастность и дюжая симпатия тут ни при чём, просто он настолько Катуриан, что у меня не хватает воздуха. Тысячи граней братской любви, боли, ярости, иронии, творческой страсти и творческого же безумия, жертвенности, вкрадчивости убедительного сказочника и почти отцовской ответственности - и всё это на лице, в глазах, в малейших движениях и изменениях интонации, в надрыве, от которого задыхаешься ты сама... он почти адвокат для своего персонажа, и в конце мне захотелось встать и проорать, что это несправедливо, неправильно, что так не должно быть - и всё это при том, что Катуриан до сих пор остаётся для меня очень неоднозначным героем. Мне хочется сказать ещё тонну лестных эпитетов в сторону игры Белого, которая местами просто на грани как моральной, так и физической его целостности, но я воздержусь.
И как символично, однако, что он играет и Мастера, и Катуриана - до меня только сегодня дошло, сколько между ними общего.
Магия первого ряда сыграла свою роль, конечно. Но когда видишь актёров так близко, что кажется, будто руку протяни - и сам окажешься соучастником процесса, всё выглядит чуточку иначе. И я понимаю, почему этот спектакль идёт раз в два месяца. Это настолько изматывающая морально вещь, что её нельзя давать чаще. Давящие на нервы крики, гуляющие желваки, слёзы, красные глаза и слёзы, которые текут по лицам у взрослых мужиков, их дрожащие руки - всё это измочаливает.
Гадкое впечатление, правда, оставил зал, который смеялся там, где смешно не было (особенно отличилась сидевшая рядом со мной девушка), например, в сцене, где Тупольски рассказывает Катуриану историю собственного авторства. Местами она абсурдна, да, но я смотрела на Белого, который нервно и горько усмехался, и думала, кто же это усмехается: персонаж Катуриан или актёр Белый, не понимающий, почему люди смеются на этом моменте.
Но всё остальное... всё остальное перекрывает этот недостаток с лихвой. И гордость за мой маленький Рубикон: впервые решилась подарить цветы. Всё-таки когда даришь букет и получаешь своё персональное доброе слово, улыбку, благодарность - хотя казалось бы, благодарю-то я за эти часы, унёсшие меня в другую вселенную - это невероятно здорово.
Тем не менее, я всё ещё хочу назад. Вот к этим людям.

@темы: Только зрячие знают, что такое слепота, Тиятральное, И когда все дороги сомкнутся в кольцо, как ты выйдешь на правильный след?, Домашняя философия, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

URL
Комментарии
2013-11-16 в 12:54 

кофейный олень
But the truth is, the world is so much stranger than that. It's so much darker. And so much madder. And so much better.' ©
я вот читаю твои отзывы, и на "Мастера и Маргариту", и на "Человека-подушку" теперь - и самой пойти хочется**
тем более, что Белый - давняя симпатия.)

2013-11-16 в 14:29 

Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
кофейный олень, ооо, и это хорошо ^_^
тем более, что Белый - давняя симпатия.)
ВИИИИ ИДИ СЮДА ДАЙ ОБНИМУ :dance2:

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Papier kann so geduldig sein

главная