Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Сидим на методах современного органического синтеза, последняя лекция. Щекотихин порхает у доски.
- А под пунктом 1.2 пишем реакцию Сузуки, - говорит. - Правда, можете подписать "Сузуки-Мияуры", Мияура был его аспирантом и подмазался к этой работе.
Аудитория не отвечает; аудитория сосредоточенно скрипит ручками по бумаге и изнемогает от старательно пухнущих мозгов, которые давят на черепушку. Щекотихин продолжает порхать у доски, пишет механизм, рассказывает о нюансах, достоинствах и недостатках, приводит примеры. Аудитория не отвечает; аудитория занята стремительным зарисовыванием рофекоксиба, потому что на методах ты либо рисуешь формулы быстро, либо не рисуешь их вообще.
- А вот под пунктом 1.3 пишем реакцию Мияуры, сына Сузуки, - говорит Щекотихин.
Аудитория вылезает из-под гнёта учебного анабиоза, внезапно осознав, что в сказанное определённо закрался некий косяк.
- Так сына или аспиранта?! - проносится по залу жалобный стон.
- Да аспиранта. Научного сына, я имею в виду, - пожимает плечами Щекотихин, а потом в свойственной ему манере добавляет: - Если бы он был просто сыном, он бы тоже был Сузуки, наверное...

Занавес. Ржач. Коллективный фейспалм.
Логика - не наш конёк.

@темы: Mudak and proud!, В очках Рубеля отражалась непередаваемая гамма чувств..., Из жизни красных шарфочек, На коленях у Менделеева, Тяжела и неказиста жизнь органика-ХТОСиста, Хомо ржакиенс