Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Жить ой. Но да.
Да, у меня вышли большие экскурсионно-театральные выходные. Нет, я даже успела сделать кое-что по учёбе.
Сегодня у меня были "Бесы" в театре им. Вахтангова. Ходила одна и никого с собой не звала именно из-за материала: в моём окружении мало любителей Достоевского. Да и не читавшим роман смотреть этот спектакль определённо было бы скучно; несмотря на явные попытки держать не знакомых с текстом людей в курсе происходящего посредством постоянно находящихся на сцене героев (всех), встающих со своих мест, когда о них заходит речь в разговоре других персонажей, общая круговерть действия под конец начинает напоминать американские горки.
Если я ничего не путаю, это последний спектакль Юрия Любимова. И тут видна его неподвластная годам и подобная рапире острота ума. Социально-политической составляющей "Бесов" (а составляющая эта, пожалуй, всё-таки самая весомая) он местами придал звучание такое свежее и столь безупречно вписывающееся в сегодняшнюю политическую обстановку, что временами оставалось только присвистнуть. Тут тебе и Ставрогин, говорящий о возможных только в России либералах, не имеющих никакой цели, в лебезяще-заунывной поповской манере; тут тебе и Верховенский-старший, выдающий "интересно, а знает Липутин?" с невинным, как будто бы случайно возникшим пробелом между "ли" и "путиным"... находок - множество, хоть с блокнотом сиди и записывай.
У спектакля скупая сценография, и потому-то, наверное, сюжетные линии и игра актёров просматриваются точнее. Здесь во всём есть некая условность: в пяти небольших транспарантах, в полотне "Асис и Галатея" во всю сцену, в иконе, расположившейся в углу... и непонятно откуда взявшийся рояль, весь спектакль стоящий в центре сцены, вносящий свои комментарии в происходящее. Никаких традиционных тяжеловесных декораций, словом. И в решении многих сюжетообразующих моментов тоже присутствует такая же скупость: что-то приходится трактовать уже совсем не буквально, а какие-то аллегории, напротив, почти кричат о себе. Из-за этого тоже не раз и не два хотелось достать блокнот.
Ужать весь роман в три с половиной часа - сложная задача, но с ней явно справились: это не набор отдельных сцен, это близкое к букве романа действо, сохранившее в себе все основные линии. Неспешно раскручиваясь в начале, к концу спектакля оно приобретает вторую космическую скорость. Да, от этого некоторые переходы выглядят смазанными и даже невнятными, но главное всё равно улавливается.
Но самое прекрасное - это актёры. Прекрасный Верховенский-старший (Юрий Шлыков), которому Любимов явно отдал всё самое светлое и чистое в мужских персоналиях - обаятельный старик, недалёкий, простодушный, неспособный никому навредить. Не менее прекрасный Шатов (Артур Иванов), к моменту убийства которого мой желудок пытался завязаться в узел. Маврикий Николаевич (Василий Симонов) - такой чудесный, верный и красивый, что просто обнять и плакать. Дивная Варвара Петровна (Екатерина Симонова) - даром, что актриса молодая, но все нотки этой деспотичной и суеверной женщины схватила точно. Любопытна пара Петра Верховенского и Тихона: их обоих играет Юрий Красков. В "Бесах" он выполняет, на мой взгляд, ту же функцию, что и Вержбицкий, играющий одновременно Зосиму и Смердякова в богомоловских "Карамазовых". Он играет двух диаметрально противоположных людей: того, в ком не осталось ничего святого, и верующего со стержнем внутри. И вот если Пётр прошёл как-то мимо меня - я его вижу совсем иным - то с Тихоном попадание безупречное. А Лебядкины, совершенно фантастические Лебядкины: капитан (Евгений Косырев) - человек грандиозного комедийного таланта, и Марья (Мария Бердинских) - хрупкая, трогательная, с непонятно как уживающимся в этой маленькой фигурке мощным голосом, возникающим в их последней совместной со Ставрогиным сцене...
...и г-споди, Ставрогин. Гениальный Ставрогин Сергея Епишева: с ретроградной инфернальностью, с естественной ленивой элегантностью. А какое богатство интонаций, особенно в первой части, когда он выступает в роли рассказчика! За ним я наблюдала с немым восторгом; по большому счёту, я в некоторой степени и шла на "Бесов" ради него, и ни капли не разочаровалась. Напротив! Отрицательное обаяние, исходящее от этой длинной чёрной фигуры, не может не унести на своих волнах. Челом бью, Сергей Маликович.

Короче говоря, любимовские "Бесы" прочно вошли в список моих любимых спектаклей. И, как и всегда у Достоевского, через тяжелейший мрак, через чернейшее дно нас вывели к свету. Может, именно в "Бесах" это не так очевидно, как в остальных его ключевых романах, но... он всё равно есть, этот свет.


@темы: Where I've been, What I've seen, Тиятральное