Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Всё-таки попали на Золотую Маску. Ай регрет ничего, все дела. Дальше будет ещё хуже.

Килл - убить Шиллера. По крайней мере, поначалу, глядя в стерильное пространство белой сцены, на которой стоят пятеро парней в фартуках и респираторах, думаешь именно об этом. И невольно возникают мысли о Декстере Моргане... особенно когда с потолка спускается что-то, завёрнутое в белый полиэтилен и перетянутое чёрной изолентой. Что-то, слишком недвусмысленно наводящее на воспоминания о том, как в фильмах упаковывают трупы.
Luise - появится надпись, когда обёртка будет снята. Ещё мгновение спустя белые буквы станут красными. Я бы сказала, что всё это - сам по себе один жирный спойлер, но оно понятно и без моих комментариев.
Если честно, то я не могу сказать, что спектакль оставил меня в восторге до дрожащих поджилок. Но мне он безусловно понравился; он вышел чрезвычайно сочным благодаря прекрасным актёрским работам, сценографии и шикарной музыке. Хотя, на самом деле, больше всего в "Kill" меня восхищает та органичность, с которой текст "Коварства и любви" вписался в обстановку XXI века. Есть вещи, которым современное прочтение определённо идёт на пользу, только подчёркивая их актуальность и существование как бы вне времени и налагаемых этим самым временем условностей. "Коварство и любовь" точно из этого полка. История, в общем-то, банальная, обыгранная не один и не два раза ("Бесприданница", "Униженные и оскорблённые", "Дубровский", "Леди Макбет Мценского уезда"... что-то только русские произведения навскидку вспомнились, ну да не суть). Но никаких сомнений в том, что она вполне могла бы (и может) разыграться сейчас, нет. Она действительно вне времени. И то, что у Фердинанда здесь жёлтые штаны и подтяжки, а леди Мильфорд слушает автоответчик любимого, лишь бы только слышать его голос, никак не затеняет текст, не идёт с ним вразрез. Вот это - безусловная победа Тимофея Кулябина. Он не убил Шиллера, как могло показаться поначалу, он просто снял с него, как с луковицы, верхние слои, оставив фабулу конфликта. Поистине бессмертную фабулу.
Можно сказать, что тем самым Кулябин пошёл по пути наименьшего сопротивления и сделал массив классического текста таким простым, чтобы нынешнее поколение пепси могло его понять. В этом, справедливости ради, тоже будет правда. Но не вся.
"Kill" стартует так медленно, что кажется почти затянутым. Уже потом, к концу первого действия начинаешь понимать, что такая затянутость сродни резинке на рогатке: ты отводишь её дальше и дальше, и когда становится невмоготу, выстреливаешь, чтобы получилось сильнее, больнее. Чтоб - наверняка. И камень дальнейшего действия летит по точно заданной траектории, набирая скорость, которую не остановят никакие спасительные тормоза.
Лично мне чрезвычайно понравилось музыкальное оформление спектакля: Мэрилин Мэнсон, его кавер на депешей, Олафур Арнальдс и совершенно божественная, надолго поселившаяся в плеере Эмика. Честно, до этого момента я не думала, что Шиллера можно смешать с Мэнсоном. Но, оказывается, вполне можно, и коктейль этот на вкус выше всяких похвал. Сценография тоже достойна отдельной заметки. После "Kill" я вполне готова признать, что нападки верующих на "Тангейзер" могут быть небезосновательны (что, впрочем, не отменяет силы, с которой меня бомбит по результатам этих самых нападок). У Кулябина явно свои отношения с богом: глаза Иисуса, постепенно заливаемые потом и кровью и наблюдающие за происходящим с печалью и молчаливым укором, здесь ровно во всю стену. И потому последний монолог Фердинанда звучит как... укор? обвинение? вызов? Да всё это вместе, пожалуй.
В целом же интересных моментов тут пруд пруди, я все и не вспомню. Здесь президент будет петь Knockin' on heaven's door в моменты душевной печали и, совершенно в духе Понтия Пилата, обнимать верного пса - правда, представляя на его месте сына. Здесь Луиза не напишет письмо, а проговорит его в микрофон. Здесь фигура Миллера в глазах Фердинанда будет очень похожа на фигуру его отца. Здесь во время и после написания пресловутого письма Луиза будет переживать духовное изнасилование, которое найдёт в ней почти внешние отражения... многое, многое, что можно разглядеть и над чем подумать. Что, конечно, не отменяет, а лишь оттеняет самое главное - актёров. В "Kill" дивно хороши мужские роли: прекрасный, мощный, смелый Фердинанд (Анатолий Григорьев), неожиданно внёсший приятную нотку комичности президент (Павел Поляков), старик Миллер (Андрей Черных), которого было бы жаль, если бы не один момент в отношении дочери, и, наконец, Вурм (Георгий Болонев). Я не очень люблю пассажи про говорящие фамилии, но Wurm, сиречь червь, в его исполнении становится точной иллюстрацией к этому слову.
На фоне вышесказанного у "Kill" чётко обрисовываются два недостатка: актрисы и смазанная концовка. Ни леди Мильфорд (Ирина Кривонос), ни Луиза (Дарья Емельянова) не нашли у меня того живого отклика, на который я рассчитывала. Луиза, боюсь, местами даже разочаровала, хотя два момента - то самое письмо и встреча с отцом - были прекрасными до боли. Тем не менее, за что Дарья Емельянова получила номинацию, я не совсем понимаю.
Что касается концовки... это, на мой взгляд, была сбитая стрелка компаса. Если бы Кулябин пошёл согласно букве первоисточника, думаю, было бы сильнее и драматичнее. Но он обрезал конец примерно в два раза, вторую половину то ли убрав совсем, то ли завуалировав так, что её теперь не найдёшь. Сместил акценты в другую сторону. И лично для меня это скорее недостаток, чем достоинство.
Но в целом "Kill" - зачёт.


@темы: Тиятральное, Where I've been, What I've seen