Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Быть, а не казаться.
Немного о фильме, который я впервые увидела полторы недели назад и который прочно обосновался в списке моих любимейших картин. Не секрет, что я страшно люблю работы Мартина МакДонаха - как в сфере драматургии, так и кинематографа; "In Bruges" могу пересматривать вечно, например. Так что с фильмом его брата, разумеется, не могло выйти иначе.
"Голгофа" схватила меня за горло сразу же и оставила в совершенном потрясении. Она не является религиозной пропагандой, хотя имела на это все шансы; с точки зрения именно религии, и именно христианской, это вообще сильно непростой фильм, вскрывающий все те проблемы церкви, которыми мы её клеймим: педофилию, жадность до денег и многое-многое другое. С первых кадров "Голгофа" - это сто минут непрекращающегося откровения, которое, со всем традиционным макдонаховским чёрным юморком, вроде бы не должно было таковым стать. Но почему-то становится - и говорит о жизни, конечно, в декорациях христианства, но в куда более широком смысле.
Мне нравится эта съёмка, простая, чёткая и холодная, с прекрасными ирландскими пейзажами. Ещё больше мне нравится игра Брендана Глисона, которого я нежно и трепетно люблю. Но я просто восхищена многогранностью этого фильма, которая в действительности оказывается всего лишь одной стороной монеты. "Голгофа" - удивительно цельный фильм о прощении. Любовь, потребность поиска своего нового пути ценой отношений с ребёнком, вера и религия, стыд и горечь за то, что по отношению к таким, как ты, люди полны предубеждения - всё это лишь фон для настоящего стержня, протянутого через фильм.
- I think, there's too much talking about sins, to be honest. Not enough talk about virtues.
- You might be right. What'll be your number one?
- I think, forgiveness is highly underrated.
- I forgive you. Do you forgive me?
- Always.

Меня, пожалуй, оттого так в клочья порвала последняя сцена - полное молчание, две телефонных трубки, два человека, медленно заливающаяся слезами Фиона - что она кричит о прощении гораздо сильнее, чем все сказанные до этого слова. Предыдущие сто минут - одна сплошная цитата, одна лебединая песнь, горькая и пронзительная, и эта тишина - её финальный аккорд. "Голгофа" не единожды сделала мне больно; прежде всего, благодаря главному герою и тому, что с ним происходит. Сценарий никого не щадит, он уже через три минуты вполне утверждает тебя в догадке, чем всё кончится, и дальнейший метроном (суббота, воскресенье, понедельник etc) только усиливает это ощущение. И Джеймс начинает восхождение на свою Голгофу.
В Джеймсе мне больше всего нравится то, что он никому не читает нотаций. Он не осуждает, он мудр той мудростью, которая приходит с годами, опытом и пройденными трудностями. Он, на мой взгляд, является хорошим священником именно из-за того, что пришёл к этой дороге уже после мирской жизни, а потому отлично понимает соблазны, которым подвергаются миряне. Вернее, не так; он искренне верующий, но не навязывающий эту веру, способный понять многое человек, облачённый в рясу. Тут всё тоньше. Джеймс не является портретом воплощённой добродетели: у него есть свои грехи и ошибки за спиной, он вспыльчив, он человечен, он добродетельный человек, а не карикатура на добродетель, и это делает его реальным, а моё уважение к нему - колоссальным. Меня потрясает и выбор, который он сделал. В фильме не просто так говорят о том, что Иисус был самоубийцей; Джеймс тоже ничего не сделал для того, чтобы избежать смерти. Знать о собственном убийстве и не предотвратить его и есть самоубийство, пусть даже посредством чужих рук. Нет, узнав о грядущем, он не сбегает, не обращается в полицию - он делает то, что было должно, помогает своей пастве... и он встречается с убийцей лицом к лицу, глаза в глаза. Я его не угадала, этого убийцу, даже по голосу, хотя очень старалась. Впрочем, меня бы подкосил любой вариант.
"Голгофа" - гениальный, пронзительный, не имеющий ничего лишнего фильм, концовку которого знаешь заранее, но который проделанной к этой концовке дорогой делает тебя чуть светлее, чище и лучше.

- He was a good man? Your husband?
- Yes. He was a good man. We had a very good life together, we loved each other very much. And now he has gone. And that is not unfair. No, it's just what happened. But many people don't live good lives. They don't feel love. That is what is unfair.



@темы: Всем восторг, посоны!, Изображая рецензента, Кино-воображариум, Ололо же!