Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Я даже не знаю, что бы тут сказать такого, что будет отличаться от восторженного визга. Вот честно - не знаю.
"Лакейская" в постановке Григория Добрыгина - превосходная, очень талантливая во всех отношениях трагикомедия (назвать её просто комедией язык не поворачивается: всё в лучших традициях Островского и, собственно, Гоголя - юмористический сюжет, в который упакована печальная мысль, и, выходя, обязательно вспоминаешь про над чем смеётесь - над собой смеётесь). Спектакль играют в крошечном репетиционном зале, зрителей - человек пятьдесят, не больше; семьдесят минут чистого восторга в камерной обстановке. Это безумно смешно. Так стильно и злободневно жизнь с точки зрения маленьких людей стебали примерно никогда и нигде. И идти после просмотра вдоль Моховой, мимо Dr. Живаго, втройне любопытно, потому что на официанток и дворецких смотришь слегка иначе.
"Лакейская" целиком состоит из чрезвычайно вкусных и остроумных моментов, вызывающих непреодолимое желание топать ногами, хлопать руками и тереть сведённые хохотом щёки, она полна трюками, фокусами и гэгами - этот эффект, конечно, достигается за счёт хронометража, потому что блистательную плеяду ничто не прерывает. Мои ощущения после просмотра очень напоминают мне ощущения после серебренниковского "Леса" (а ведь тоже комедия на подумать), но "Лакейская", именно по наполненности, представляет собой концентрированную версию "Леса". И я бы очень хотела рассказать о том, как волшебно тут обыгрывают гоголевскую же русскую тройку (смешно до слёз), как не менее волшебно вкручивают в материю текста "Вечернего Урганта" (вы понимаете, когда Пархоменко зачитал про лук-лучок, золотую луковицу, половина зала, бывшая в курсе, гоготала в голос - и такие элементы как никакие иные подчёркивают, что спектакль живёт, дышит, каждый день набирает что-то новое и актуальное), но это надо видеть. "Лакейская" - как раз тот случай, когда я со всей серьёзностью говорю, что за билетами пора бежать бегом, словно на пятки наступает рядовой апокалипсис.
И самое главное: каким бы смешным ни был спектакль, всю серьёзность того извечного вопроса, о котором идёт речь, он транслирует более чем чётко. Слоёный пирог русского (возьму на себя смелость утверждать, что вообще практически любого) общества в разрезе - барин, властвующий над дворецким, дворецкий, властвующий над лакеем, лакей, шантажирующий дворецкого; только дорвись до власти, какой угодно, хоть до самого крохотного кусочка, и в своих глазах ты из маленького человека становишься большим. Даже если твоя власть - это плюнуть клиенту в ролл. Последняя часть, представляющая собой вербатим, составленный из историй людей, которых мы называем обслуживающим персоналом, подводит под всем сказанным и, что важнее, несказанным жирную черту. Красную черту, связавшую прошлое, настоящее и будущее в одну единую линию, в течении которой вряд ли что-нибудь хоть когда-нибудь изменится.
Умнице Григорию Добрыгину - виват. Мастерской Олега Кудряшова - двойной виват, потому что девочки и мальчики сказочно талантливы.


@темы: Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen, Тиятральное