Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Жить ой. Но да.
Я весь спектакль сидела и думала: как, ну как у Екатерины Гранитовой получается рассказывать эту очень мужскую, как ни крути, историю с таким безупречным пониманием? В чём там секрет - в какой-то запредельной эмпатии, что позволяет одарённому человеку выступать проектором вещей, которые он может скорее предположить, чем документально подтвердить, и не искажать эти вещи? Наверное, ответ будет действительно каким-то таким.
Справедливости ради: мужская история "Северной одиссеи" в конце становится вполне женской, и круг замыкается, но это уже совсем другая история.
В первую очередь "Северная одиссея" - это сказка, и если вспомнить "Сказку о том, что мы можем, а чего нет", авторы текста всплывут в памяти сами собой: очень много у них схожего, мифологизирующего настоящую жизнь. Это сказка со счастливым финалом, в котором поначалу сомневаешься, но кто сказал, что в жизни не нужны такие вещи - приближенные к реальности и всё равно оставляющие с ощущением чего-то чудесного? В ней каждый найдёт что-то своё: кому-то больше придётся по душе монохромное и подчас драматичное действо первого отделения, кто-то отдастся на волю красочной, немного легкомысленной и авантюрной второй части. Но недовольных не будет, я почти уверена.
Много лестных слов хочется сказать про оформление: про великолепную хореографию Албертса Альбертса - тот самый случай, когда пластика актёров настолько красноречива, что местами совершенно не требует слов - и музыку Петра Налича. Разнообразную, но неизменно точную, вхарактерную, атмосферную. Невербальные средства объяснения происходящего в "Северной одиссее" иногда работают даже лучше, чем вербальные. С другой стороны, талант имитации разнообразных языков и наречии Владислава Погибы тут тоже используется по полной программе: его якут Потёмкин - совершенно прелестное, донельзя обаятельное создание (хотя среди задействованных актёров нет, кажется, ни одного, про кого можно сказать обратное). Сперва я хотела было пожаловаться, что в составе, на который мы попали, не было Дениса Шведова (ну люблю я Дениса Шведова!), но Александр Доронин играл Сафронова с таким беспредельным удовольствием, что моё и без того вялое недовольство улетучилось уже через пару минут после начала спектакля. Вообще, кстати говоря, "Северную одиссею" отличает именно это - удовольствие: актёры любят этот спектакль и играют от души, а это всегда чувствуется по-особенному.
А ещё я думала вот о чём: что же отделяет эту историю от сотен других, похожих на неё? Это ведь достаточно стереотипная калька с перестрелками, возникновением местечковой бригады, обязательной любовной историей одного из персонажей и покинутой женой другого. Она могла бы произойти в любой точке земного шара. Так что же, кроме деталей географии и быта, делает её нашей, русской? Луцик и Саморядов, а вместе с ними и Екатерина Гранитова дали мне ответ довольно быстро, вложив её в уста Митрофана Романовича Сковородникова. Особенность "Северной одиссеи" - в наивной, но милой, абсолютно по Бердяеву, уверенности в некой избранности нашего народа. Русские, которые нигде не пропадут - частые гости стереотипных анекдотов, и здесь, казалось бы, обыгрывается то же самое, но делается это по-доброму, с любовью и с поддержкой такой веры. И сейчас, мне кажется, нам всем не хватает именно этого.
Даже если это совсем не так.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen