Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Быть, а не казаться.
Я обычно не делаю отдельных постов про книги, но на этот раз у меня так полыхнуло, что понимаю: надо. Впрочем, он будет не столько про книгу, сколько про см. заголовок.

Ради курса по литературе, который я сейчас прохожу на Лекториуме, понадобилось прочесть "Пиковую даму" Людмилы Улицкой. И так у меня от неё пригорело, что... Дело не в самом рассказе: он прекрасно написан и не менее прекрасно доносит всё то, что должен, у него живые и подвижные персонажи, и для такого маленького формата он вообще весьма густонаселён. Дело в его центральном персонаже. И я вроде бы понимаю, что специфика той темы, о которой пишет Улицкая в этом рассказе, такова, что без старухи Мур не обойтись. Но до чего же это омерзительно, господи, какое же зло разобрало меня при чтении, кто бы представлял.
Я считаю, что уголовная ответственность за бытовой психологический терроризм должна быть закреплена законодательно. Как за шантаж, подстрекательство, клевету; поправьте меня, господа юристы. Есть такие люди, Мур тоже этого типажа: эмоциональные вампиры. Я почти девятнадцать лет делила одну комнату с таким человеком, поэтому не рассказывайте мне, что их не существует. Им провоцировать других людей на скандал и подпитываться полученной негативной энергией необходимо как дышать. У насильников и убийц - аналогичная потребность в насилии и убийствах, и я допускаю, что моё сравнение неравноценно, но и у тех, и у других - перекос в сознании. Полноценными их делает только причинение всякого нехорошего тем, кто их окружает. Но в глазах общества одни - криминальные элементы, которые нужно наказывать изолировать, а вторые... а у вторых - характер тяжёлый. Бывает. Терпите-с.
Между тем каждый день приходить в дом, где тебя прессуют морально, лелея свой эгоизм - это пытка, которая любую психику сделает расшатанной, а расшатанную изначально вообще сорвёт к чертям. Такие персонажи - это эгоисты высочайшего пошиба, все прочие люди для них - только фон их моноспектакля длиной в жизнь. И хотя моя бабушка - бесконечно более деликатная версия Мур по сравнению с персонажем Улицкой, некоторые сцены писаны точно, что я вскипела.
Пустые капризы. Требование ради требования. Желание ради желания. Скандал ради наслаждения скандалом. Я - человек неконфликтный, любой, кто знает меня достаточно хорошо, в курсе этого. Потому любая ссора с бабушкой (как, впрочем, и с кем угодно другим, кто мне дорог, а бабушка дорога - даже несмотря на вот это вот всё) выбивала меня из колеи надолго и всерьёз. Зато бабушке было нормально. После часа ругани она становилась бодрее, чем была до.
Жизнь с таким человеком учит сдерживать порывы своего гнева, примиряться, считать до десяти и, наконец, списывать на старость, которая портит любой характер. Но не всегда. Иногда бывает до того невыносимо, что ты взрываешься, как маленький локальный Эйяфьятлайокудль, и потом, обезвоженный, разбитый, погружаешься в апатию. А тот, с кем ты только что ругался, идёт на кухню пить чай. С конфеткой. А ты, такая-сякая, зачем второй раз чайник кипятила, это же вредно.
И новый виток, и пошло-поехало. Пока не научишься уходить. Пока не появится, куда уйти.

Сорок лет тому назад Анне Федоровне хотелось ее ударить стулом. Тридцать – вцепиться в волосы. А теперь она с душевной тошнотой и брезгливостью пропускала мимо ушей хвастливые монологи и с грустью думала о том, что утро, столь много обещавшее, у нее пропало. Бесконечно точна была Людмила Евгеньевна, когда создавала своих героев. Оттого было так тяжело читать эти несколько страниц, и оттого так сильно хотелось зарядить Мур пощёчину. Выдуманные персонажи редко вызывают у меня столь осязаемую ненависть, однако у Мур получилось. Но хотя пощёчину она получила, легче мне не стало. Потому что с таким человеком это безнадёжно, он не изменится даже если захочет. А я не верю, что он хочет. Какое нормальное плотоядное животное откажется от кормушки? Да вот именно.

@темы: Шестиминутка ненависти, Домашняя философия, Книжное, Только зрячие знают, что такое слепота