Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Быть, а не казаться.
Аня сводила меня в "Пионера", и моё знакомство с канадским вундеркиндом, наконец, состоялось. Что могу сказать: "Это всего лишь конец света" - очень, очень красивый фильм. Прекрасные крупные планы, которыми нельзя не любоваться и которые оставляют с полным ощущением того, что ты сам находишься в этой комнате, где люди пытаются говорить друг с другом, а в итоге ударяются в крик и слёзы. Не менее прекрасные вставки-флэшбеки, что смотрятся как законченный музыкальный клип. Весь цвет франкоговорящих актёров. Приятное открытие: Леа Сейду, оказывается, умеет играть. И всё перечисленное - оно действительно замечательно.
Но. Одно большое и грустное но. Жан-Люк Лагарс - не моё. Вообще. Никак. Убедилась окончательно. Я вроде бы понимаю, что именно он хотел сказать этой пьесой; я понимаю и уважаю его собственную эмоциональную вовлечённость в эту глубоко личную историю. Но слова и фразы, которые он выбрал для того, чтобы рассказать о ней... они не выстреливают. Они переливают из чашки в чашку мутную жидкость - и только. Я не то чтобы приверженец конкретики во всём и везде - напротив, сама люблю размытые фразы и возвышенные излияния. Но излияния Лагарса - они совсем мимо меня. А когда история и текст, как бы её ни перерабатывал Долан, проходят мимо, восприятие фильма не спасти ни его красотой, ни музыкой, ни отличными актёрскими работами, увы.
Впрочем, до чего же здорово Долан и Ульель, с этими его яркими глазами и ямочками на щеках, воссоздают то чувство, когда ты стоишь рядом с человеком, погрузившись в свои мысли, и он что-то тебе рассказывает, а ты не слышишь - а потом из собственного мирка тебя вытаскивает звук твоего имени, и ты часто моргаешь и трясёшь головой, будто выйдя из темноты на резкий свет. Такой эмпатии, конечно, не отнять.
В общем, несправедлива я, наверное, к этому красивому кино. Это хорошая история. Ей бы по всем канонам жанра быть историей про чужака, который, попав в среду одной семьи, выводит на поверхность все её сокровенные проблемы. Но появление Луи здесь, в сущности, ничего не меняет, не вытаскивает наружу, не катализирует даже: и в его приезд семья ведёт себя так же, как вела себя до него. Он приезжает, чтобы поговорить - но практически всё время слушает. Потому что очень сложно начать говорить о чём-то действительно важном. Так что неудивительно, что уже с первых секунд фильма понимаешь, получится у него или нет.
Нет, правда - хорошая история. Просто быть бы ей рассказанной другими словами. Ни единого камешка в огород Долана - всё только к Лагарсу.
Но диалог Луи с матерью точно один из лучших моментов в фильме, так что пусть вот это вот побудет здесь.


@темы: Кино-воображариум, Красивости