Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Быть, а не казаться.
Если говорить начистоту, то сколько бы я ни пела про то, что счастье человека должно быть в нём самом, надо признать: со мной этот номер не проходит. У меня нет себя. У меня нет к себе любви и уважения. Я каждый день доказываю себе, что я не такое говно, каким себя считаю, что я на что-то способна, что-то умею, могу, чего-то заслуживаю. И поэтому кнут и пряник со мной не работают. Как только у меня происходит какой-то прокол, мой внутренний голос, твердящий о собственной хуёвости, набирает силу. Я могу идти куда-то только если передо мной, как перед ослом, висит морковка, и мне периодически дают её в зубы. Если мне дают по зубам, я замыкаюсь.
Очень печально это признавать.
Я трусиха. И я слабая. Гораздо слабее, чем пытаюсь казаться.
Очень печально это признавать [2].

И, к сожалению, даже когда слышишь "эгегей, Катя, но ты ведь молодец/смекалистая/смешная/вставить нужное", это не помогает. Потому что нет никакого толка от чужих слов, какими бы искренними они ни были, от сколь близкого человека ты бы их ни слышал, если ты сам в это не веришь.
Я не верю.

Когда у меня не получается выносить всё это, я превращаюсь в ежа. Я отталкиваю от себя всё и всех, лишь бы только шипы, обращённые внутрь, обратились наружу и болеть перестало. Но оно не перестаёт. У меня отбито нутро. И всё, что происходит со мной сейчас - это, конечно, далеко не первопричина, а следствие. Где начало - я не знаю. У меня было счастливое детство, отрочество и далее по тексту. Откуда во мне столько нелюбви? Буду искать ответ на этот вопрос, сколько смогу.

У чашки, в которую я помещаю своё море, пробито дно, и всё хлещет наружу.

@темы: Без комментариев