Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Быть, а не казаться.
Меня отпустило (я не знаю, надолго ли — или же это просто временная передышка), и я впервые за какое-то время чувствую себя по-настоящему живой.
Я утрясла у себя в голове одну мысль, которая меня пугала, разложила её для себя по пунктам и испытала облегчение. Я пока не могу сказать, что у меня хорошо получается переносить её из головы на свою жизнь в целом, но на какие-то вещи — определённо да. И как только это начало получаться, я поняла, что несколько бесивших моментов меня больше не бесят. Агрессию вызывали не сами эти моменты, а мой взгляд на них. Агрессию вызывала я сама.

С четверга мы с Димой периодически верещим друг в друга по поводу "1917", и я ещё обязательно напишу об этом, благо есть много того, о чём хочется сказать применительно к этой постановке. А пока напишу о том, как остро чувствуются радости, когда у тебя внутри спокойно. Прогулка по светящейся и искрящейся вечерней Москве, вырезанные контуры куполов как орнамент на перилах Варварки, чтение поэзии Пушкина мхатовскими артистами всех возрастов (соседство Евгения Киндинова и сына Николая Сальникова на одной сцене просто чудесно), пицца с помидорами, сыром и мятой, розовое вино, разговоры о разном, бодающий ноги и мурчащий как маленький отважный трактор кот. Ангедония исчезает. Что-то получается.

@темы: По моим венам течёт ванилин, Молоко и мед, В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым