Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Притормозила с отзывом. Потому что и откровенного хуления спектакль вроде не заслужил, но и сказать про него много хороших вещей у меня не получится.
Каждый раз, идя на спектакль или фильм, нужно отдавать себе отчёт в том, на что именно ты идёшь: на историю, актёров, режиссёра или же тот счастливый случай, который сочетает в себе все три компонента сразу. Или, справедливости ради, стоит забить на всё и идти чистым листом, ничего не ожидая и будучи открытым любым экзерсисам. "Сказки Пушкина" — третий случай: это спектакль, в котором режиссёр подавил вообще всё остальное. То есть на свете живёт и творит большое количество режиссёров с узнаваемым характерным почерком, но я, пожалуй, впервые вижу постановку, где не осталось ничего кроме этого почерка. Да, Боб Уилсон, безусловно, невероятно талантливый автор с уникальным языком, и я вполне допускаю, что это просто у меня не вышло синхронизироваться с ним... но пойдём по пунктам.
По сути, есть три вещи, ради которых стоит прийти на "Сказки Пушкина". А прийти действительно стоит — хотя бы ради того, чтобы понять, твоё это или не твоё; да и вообще, любой (хорошо, практически любой) спектакль заслуживает того, чтобы его посмотрели и досмотрели. Итак, эти три вещи — поистине волшебная музыка Coco Rosie, которая каждую секунду действа идеально дополняет сценический язык, эффектная визуальная составляющая и настоящий искренний кайф, который Евгений Миронов, вероятно, подуставший от неоднозначных негативных персонажей, которых он обычно играет на сцене Театра Наций, ловит от происходящего. В целом — на этом всё. Филигранность, техничность, графичность, отточенность фраз и движений, полная синхронизация ансамбля — да, напротив каждого пункта можно ставить галочку. Но за всем этим нет сердца. Я не хочу играть в сноба и говорить, что-де русскую душу может понять только русский человек, но "Сказки Пушкина" рассказываются языком каких угодно культур — только не русской. К тому же актёров в этом спектакле не видно вовсе. Мне было странно смотреть на сцену и напряжённо раздумывать, Александр ли Новин играет Балду и Марианна ли Шульц торгуется за золотого петушка ("так, по плечам вроде похож...", "голос странный, но вроде она..."). С таким же успехом это мог быть кто угодно. Кто угодно, способный быть чистым холстом и стереть свою индивидуальность, чтобы нарисовать на ней абсолютно новое лицо. С одной стороны это, конечно, означает определённый немалый уровень профессионализма. Но с другой выходит, что "Сказки Пушкина" абсолютно бессмысленно рекомендовать в контексте "пойти посмотреть на театрального актёра" (что само по себе, разумеется, не хорошо и не плохо). И вот ведь какая вещь: на соседней сцене идёт "Идиот" Максима Диденко, где четверо актёров играют чёрную клоунаду с точно такими же расписанными чёрно-белым лицами. Но там за неловким Мышкиным вполне видишь трогательную Дапкунайте, а за грозным Рогожиным — маскулинного Ткачука. Здесь же не видишь никого. Только живые двигающиеся картинки. Музыкальные, поющие, необычные, экзотичные, временами безумно красивые. Но картинки, которые не назвать ни изображением человека, ни изображением знакомых с детства персонажей.
То, что Уилсон делает в своих спектаклях, работает только с теми сюжетами, которые стопроцентно известны публике. Возьми он вместо Пушкина какую-нибудь "Любовь под вязами", там развернуться с тем же масштабом не вышло бы. И мне трудно определить, для кого этот спектакль; детям там будет скучно, да и взрослым, вполне возможно, тоже. Да, самое поразительное то, что при всей фееричности, подогнанности, разыгранности как по нотам "Сказки Пушкина" временами действительно скучноваты — особенно когда перестаёшь понимать, почему та или иная строфа повторяется уже в четвёртый раз, а мать Гвидона смеётся настолько раздражающим смехом. Так что абсолютно довольными останутся разве что горячие поклонники стиля Уилсона.
"Сказки Пушкина" — как баснословно дорогое блюдо из ресторана с парой звёзд Мишлен. Отправиться в гастрономическую одиссею можно, выйти из-за стола сытым — никак. Это интересный опыт, но совершенно точно не то, к чему я захочу вернуться. Впрочем, как знать?


@темы: What I've seen, Where I've been, Тиятральное