Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Надо бы снова начать читать пьесы до похода на спектакль. Потому что "Сказки Венского леса" Никиты Кобелева, одним названием обещавшие что-то лиричное и нежное, по итогу оказались в топ-листе наиболее жутких спектаклей на моей памяти. Но зато под музыку Иоганна Штрауса-младшего — чего не отнять, того не отнять.
Эден фон Хорват, как и почти любой немецкоязычный автор двадцатого века, это человек, потерявший родину. Пьеса Эдена фон Хорвата, как и почти любая немецкоязычная пьеса, написанная после 30-го года прошлого века, это произведение с трудной судьбой. Их всех — и Брехта, и Хорвата, и Газенклевера, и других — объединяет способность через едва ли десяток людей показать катастрофу, которая вот-вот накроет собой всю нацию и весь мир, и хотя тема фашизма в "Сказках Венского леса" не является центральной, её призрак зловеще нависает практически над каждой сценой. Сама история же, по большому счёту, о другом. Взяв за основу классический троп "девица вырывается из брака по принуждению, влюбляется в первого встречного, и они живут долго и счастливо и умирают в один день", Эден фон Хорват показывает то, что обычно остаётся за кадром. Чувство, вспыхнувшее как спичка, прогорает с такой же скоростью, связи рвутся, люди отдаляются друг от друга; отец не желает знать ни беглянку-дочь, ни внука, названного его же именем, бывший жених медленно спивается, новый муж начинает избегать и ненавидеть. Героиню зовут Марианна — настоящее имя для принцессы. Но она не принцесса, она — дочь владельца магазина игрушек, и в такой ситуации ей, лишённой всякой опоры, показана одна дорога. Но и на ней встречается несколько жестоких поворотов, от которых шевелятся волосы по всему телу сразу.
Если серьёзно, то временами спектакль очень смешной: на это работает и ирония текста, и обаяние Вячеслава Ковалёва и Юлии Силаевой. Но глобально это действительно кошмарная притча о розовых очках, благих намерениях и последствиях наших ежедневных выборов. Примечательно ещё и то, как точно Хорват рисует взаимоотношения между всеми участниками этого действа, описывая маленькие трагедии, каждая из которых может быть темой для отдельного произведения. Вот токсичные отношения дочери и террористки-матери (филигранная работа Татьяны Орловой: я давно не испытывала в театре такой звенящей ненависти к персонажу, браво), вот не менее сложные отношения отца и другой дочери, вот одинокая женщина, которая вроде сильная и самодостаточная, а вроде и нуждается в мужском (и это не всегда синоним слова "сильный") плече, а вот маленькая и миленькая еврейская девочка Ида, которая в начале спектакля весело проводит время с другими героями-немцами, а в финале убегает от знакомого ей Эриха, у которого на рукаве свастика, а в руках ружьё. Всего этого в сумме так много, что комические моменты перестают спасать — а ближе к финалу их вообще почти не остаётся.
"Сказки Венского леса" напомнили мне многое из уже просмотренного: и бутусовские "Барабаны в ночи", и "Честного афериста", и "Изгнание" Миндаугаса Карбаускиса. "Изгнание", наверное, сильнее всего: тут такие же неоновые надписи, описывающие ту или иную локацию, и Вячеслав Ковалёв, Анастасия Дьячук и Алексей Сергеев в центральных ролях. Визуально это вообще весьма симпатичная, немного игрушечная постановка, но содержимое этой кукольной оболочки совсем не детское. Предпоследняя сцена спектакля — вылитый "Коллекционер" Джона Фаулза; холодно улыбающийся Оскар взваливает Марианну на плечо и уходит, а в ней уже как будто нет ничего живого, в её жизни всё рухнуло. Её не приняла церковь, её с трудом принял отец, который вот-вот умрёт, её принял человек, которого она не любит, но для которого она тоже скорее объект желания, а не любви. Она не может жить сама по себе, потому что это позор. Она женщина, и ей нужно быть позади мужчины. Кто там говорит, что феминизм не нужен? Сходите на "Сказки Венского леса", убедитесь в обратном.


@темы: What I've seen, Where I've been, Всем восторг, посоны!, Тиятральное