Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Я откладывала этот пост неделю, но, если начистоту, спектакль этого не заслуживает: он хороший, и в том, что он меня некоторым образом поломал, не его вина. Я успешно поломалась об него сама. Итак, одна из самых морально трудных для меня в последнее время вещей и одновременно самый не-брусникинский брусникинский спектакль — "Хурьма" по пьесе белорусского драматурга Натальи Слащёвой в РАМТе.
В новой работе Марины Станиславовны отчётливо слышны интонации её другой постановки в этом же театре — Нелли Уварова как будто сбежала из "Кота стыда", а именно его второй части, "Март", чтобы оказаться в маленькой квартире в неком неназванном городе наедине с матерью, перебоями с электричеством и одиночеством. Одиночество — лейтмотив "Хурьмы", тут каждый герой, которых всего пять, закрыт в своём чеховском футляре, куда не проходят чувства извне. Как прямолинейная метафора всему этому — зеркала Гезелла, те самые, которые пропускают свет только в одном направлении. Здесь они выполняют функцию стен, в одночасье проделывающих путь от стекла к чёрной непрозрачной поверхности. Персонажам так нравится упиваться своим страданием, остервенело наступать на любимые грабли, у которых известна каждая щербинка, что они не слышат ни себя, ни других, ни какого-либо голоса благоразумия. Обычно такому сложно переживать, потому что хорошо понимаешь: грамотный психотерапевт здесь бы всё расставил по местам, и эти механизмы заработали нормально. Но когда драматург с режиссёром лёгким росчерком фраз рисуют тебе сто минут живописания самых страшных сценариев твоей жизни, которые проносятся у тебя в голове, оставаться равнодушным очень сложно. У меня и не вышло.
"Хурьма" — весьма жизненная история, её отзвуки легко услышать в тишине панельных многоэтажек. Одинокая мать, которая прожила жизнь без любви что в отношениях, что в работе, которой очень сложно уживаться в одном пространстве со взрослой дочерью; та самая дочь, главная героиня Саша, учится жить заново после болезненного расставания, но с готовностью падает обратно в это болото, едва её манят пальцем; её бывший Павлик, несколько инфантильный музыкант, грустит о разрыве, но бежать с подводной лодки уже поздно: новая невеста беременна. Посреди словесных перепалок, занимающих большую часть времени, реально и не на эмоциях что-то делает один только чайник, который несколько раз пытается закипеть — но даже у него ни разу не получается.
Я назвала этот спектакль "не-брусникинским брусникинским", потому что в нём больше жёсткости, мрачности (даже в оформлении — хотя Николай Симонов всё ещё один из прекраснейших художников русской земли) и неизбежности, чем в остальных спектаклях Марины Станиславовны. Обычно у неё везде есть хотя бы какой-то лучик света, иногда даже не один; в "Хурьме" его нет. Здесь люди собирают из кубиков "ж", "п", "а" и "о" слово "счастье". Как получается — сами понимаете.

Это действительно очень, очень хороший спектакль в той нише, которую он занимает — у такого тандема блестящей постановочной группы и отличных артистов (какая Нина Дворжецкая, какой Денис Баландин, какая Нелли Уварова, наконец) и не могло быть иначе. Но я никогда в жизни не пойду его пересматривать.


@темы: Тиятральное, Where I've been, What I've seen