Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Ловлю себя на мысли, что идея про "для человека нет ничего невозможного" кажется мне чрезвычайно токсичной, потому что она водружает на нос розовые очки и мешает оценивать жизнь адекватно.
Любой человек способен сделать что-то особенное и невероятное — как минимум, со своей жизнью и судьбой. Подчас это что-то настолько особенное и невероятное, что появляется искушение назвать его невозможным, но это, имхо, неправда: если дело/изменение всё-таки сделано, значит, ресурсы для того, чтобы его сделать, всё-таки были. Ставя себе цели, надо исходить из стартовых условий задачи: своей генетики, своей страны, своих интересов — а всё это так или иначе накладывает определённые рамки на критерий возможности/невозможности.
Я часто слышу: ставить перед собой реальные задачи — скучно, вруби хардкор, запланируй себе что-нибудь нереальное. Но разочарование, появляющееся в том случае, когда нереальная цель так и не была достигнута, гораздо больнее и сильнее, чем когда ты не осилил какую-то маленькую ступень. А разочарованный человек — это страшно, потому что он опускает руки и перестаёт пытаться: если обжёгся один раз, не хочется делать это снова.

Не хочется, чтобы всё это звучало как-то ультимативно, потому что это только моё восприятие. Можно сказать, что я мыслю приземлённо, да и вообще в нас пропал дух авантюризма, но... но я за делёжку слона — не розового, а обычного африканского — на кучу маленьких слоников.

@темы: Домашняя философия