Я в чьей-то жизни шрам, я в чьей-то жизни весна,
И для кого-то гений, для кого-то пень...
©


URL
21:02 

Книги-2018

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
1. Ли Бардуго "Продажное королевство"

2. Джон Максвелл Кутзее "Школьные дни Иисуса"

3. Роберт Хайнлайн "Дверь в лето" :heart:

4. Виктор Пелевин "Чапаев и Пустота" :heart:

5. Виктор Пелевин "Ананасная вода для прекрасной дамы"

6. Виктор Пелевин "Омон Ра"

7. Кадзуо Исигуро "Ноктюрны. Пять историй о музыке и сумерках"

8. Сергей Довлатов "Марш одиноких"

9. Елена Резанова "Никогда-нибудь: Как выйти из тупика и найти себя"

10. Иэн Макьюэн "Амстердам" :heart:

11. Ясмина Реза "Разговоры после погребения"
:star::star::star:


В пятницу иду на спектакль, решила всё-таки возобновить чтение первоисточника перед, а не после. Посмотрим, конечно, что с этой историей сделал Данил Чащин, но как самостоятельная пьеса мне она была немного... никак.
У меня не складывается с французскими драматургами, и Реза, по-моему, это такая женская версия Лагарса (хотя и не знаю, насколько целесообразно говорить это после единственной прочитанной её пьесы). Вот вроде бы есть вполне конкретная ситуация, камерное пространство одного дома, чужая семье барышня, которая шевелит болезненные воспоминания сразу у двоих героев. Но в какую-то единую картинку с нормально прописанным бэкграундом и конфликтами ничего почему-то не складывается. Есть некие отдельные хорошие диалоги и монологи — вот, кстати, как раз как у Лагарса в "Конце света" — а цельного восприятия нет, всё интуитивное, в полутонах, и у меня поймать эту волну не вышло. Жаль.
С другой стороны, допускаю, что мне в руки попал просто достаточно корявый перевод. Надо дать Реза ещё один шанс и прочесть "Резню".

В процессе:
Том Хэнкс "Уникальный экземпляр"
запись создана: 13.01.2018 в 18:48

@темы: Книжное

22:42 

***

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Сегодня была, наверное, одна из самых тяжёлых для меня встреч, потому что мы расковыряли просто в с ё, что причиняет мне боль, мне страшно и тяжело от того, что это теперь торчит наружу нитками и кусками мяса, но вместе с этим я испытываю какое-то... не знаю, странное успокоение. У проблем появляются имена. Я не говорю абстрактное "мне плохо". Я понимаю, от чего конкретно мне плохо — и как именно.
Я вышла, вызвала такси, включила She wants revenge и размазывала сопли по лицу, пока машина ехала, и думала о том, что сейчас я свернусь на заднем сидении и просто проревусь. Но ирония судьбы была в том, что у меня не вышло. И это, на самом деле, очень добрая история.

Водитель, который меня вёз, оказался интереснейшим собеседником. Плюсом к этому он закончил училище, которое находится в конце моей улицы. Вдобавок он 15 лет прожил в Бельгии и, судя по рассказам, оброс большим количеством друзей и знакомств в Европе. Сначала я думала, что черепашка всё-таки пиздит. Но потом я сказала, что немножко учу голландский, и он бегло выдал:
— Spreek je Nederlands?
— Ik spreek een beetje, — ответила я, совершенно выпав в осадок.
Надо ли говорить, что рыдать мне уже совсем не хотелось.

Причудливы дела твои.

@темы: Только зрячие знают, что такое слепота, Из жизни красных шарфочек, Всем восторг, посоны!

22:12 

***

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Терапия приносит в жизнь прекрасную опцию под названием "начать говорить с собой". Не в том плане, что весна, весеннее обострение, и Кащенко приветливо распахивает свои двери; я про нескончаемый внутренний диалог, который есть у каждого. Если раньше этот мой внутренний диалог сводился к обвинению себя самой, самобичеванию и проигрыванию самых адовых сценариев любых ситуаций, то за последние полгода я весомо ощутила, что с собой можно говорить и, что даже, пожалуй, ещё важнее, себя можно слышать. Это приносит в жизнь невероятный уровень осознанности и ответственности за всё, что ты делаешь. Начиная простыми вопросами (="а действительно ли ты хочешь сожрать эту булку?") и заканчивая глобальным выбором (="а что ты вообще делаешь со своей жизнью?").

Некоторое время назад я писала большой список вещей, которые меня фрустрируют и пугают, и сейчас могу сказать, что часть из них я приняла (хотя некоторые и частично), а над второй частью начала работать. Это не значит, что я стала бесстрашной, но теперь у меня, по крайней мере, хватает смелости прекращать свою страусиную политику и смотреть проблемам в лицо. Не всегда — это правда. Но в этом случае кое-что лучше, чем ничего.

У меня есть амбициозный план на ближайшие несколько лет, я смотрю на него и чувствую ужас и трепет перед его величиной, но потом понимаю, что несколько важных шагов для его осуществления я уже сделала — и успокаиваюсь. Куда сильнее меня волнует тот факт, что не все части этого плана зависят только от меня; есть вещи, где мне или поможет счастливый случай, или не поможет ничто. Слоган, который очень любят все прохававшие коня с самого низа просветившиеся — о том, что ты можешь изменить вообще всё в своей судьбе — это, конечно, правда, но не до конца. Ты можешь изменить всё, но в рамках имеющихся стартовых условий. И ты можешь не изменить ничего, если в определённую секунду тебе не повезёт.
Мне повезёт.

@темы: Из жизни красных шарфочек, Домашняя философия

15:37 

"Ночь влюблённых"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
В пятницу были с Димой на мхатовском концерте, который Саша Молочников сделал к ДСВ, а в апреле сумел повторить. Когда в феврале появились первые фотографии с этого вечера, я сидела и кусала свои локти и вообще все части тела, до которых могла дотянуться, потому что в "Ночи влюблённых" он собрал несколько десятков артистов самых разных поколений, моего любимого художника Николая Симонова, Тимура Саитова (его работа со светом в "Северном ветре" — одна из самых завораживающе красивых, что я видела) и СДЕЛЯЛЬ. Надежды мало, но хочется верить в то, что время от времени этот концерт всё-таки будут играть, хотя я и понимаю, до чего трудна его подготовка и всё то, что остаётся за кулисами.
Если коротко, то мы в восторге.
Вообще этот вечер — концентрат Молочникова как режиссёра, и я всё ещё считаю, что его открытие в качестве не только актёра, но и режиссёра, это лучшее, что случилось с МХТ за последние несколько лет. С каждой новой его работой я вижу, как всю большую оформленность обретает тот язык, которым он говорит, и вновь и вновь удивляюсь плеяде именитых лиц, которых он собирает вокруг себя и которые радостно пускаются вместе с ним в эту совершенно безалаберную одиссею его придумок, и всё это радует меня до глубины души. Его спектакли ровно такие, каков он сам, выбегающий на сцену, чтобы беситься под живую музыку вместе со своими артистами, неловко роняющий ёлку на поклоне на "Бунтарях", которых играли 31 декабря и широко улыбающийся после этого; как-то раз мы с Димой видели его в Прайме в Камергерском, где он, стоя в очереди к кассе, доедал роллы, а потом с набитым ртом сказал девушке за прилавком: пробейте, пожалуйста, надо убегать. В этом весь он, и в этом его метод — а четыре спектакля спустя, я думаю, уже вполне можно говорить о методе.
"Ночь влюблённых" — конечно, гимн любви во всех её проявлениях. Платонической и плотской, грубой и нежной, лиричной и смешной. Сцены, песни и танцы, в том числе из таких неочевидных фильмов вроде "Криминального чтива" или "Лица со шрамом", которые в первую очередь ассоциируются не с любовью, не выдернуты из контекста, а бережно вынуты и перенесены на сцену, чтобы там вплестись в новое лоскутное одеяло. "Знакомьтесь, Джо Блэк" перетекает в "Запах женщины", та — в "Красоту по-американски", "Ла Ла Лэнд" и "Дневник Бриджит Джонс". От происходящего иногда начинает кружиться голова, но это такое восхитительное, абсолютно по-детски счастливое головокружение сродни тому, которое испытываешь, когда катаешься на бешено вращающейся карусели, и твои ноги оторваны от земли, и ты визжишь и смеёшься, и всё внутри заполнено радостью. Радость испытываешь не только ты, но и те, кто на сцене, те, кто приоткрывают завесу своего театрального существования и впускают тебя в свой мир, чтобы хотя бы в пределах этого вечера ты веселился вместе с ними. Для меня очень важно чувство причастности и сопричастности, и вот здесь оно было запредельным: какая там четвёртая стена, когда тебе показывают, что происходит за кулисами и в актёрском фойе, а из зрительного зала выныривает то Евгений Сытый, то Светлана Колпакова. Евгений и Галина Киндиновы, блестящий Верник в роли того самого укрощаемого строптивого, поющий по-итальянски, анархист от театра Александр Кузнецов и Паулина Андреева в "Лице со шрамом", потрясающий Юрий Стоянов, вместе с Марией Карповой танцующий то знаменитое танго так, что ты как будто снова оказываешься в любимом фильме с Аль Пачино, Роза Хайруллина и Евгений Перевалов, танцующие в "Ла Ла Лэнде", и Анатолий Белый с Викторией Исаковой, выясняющие отношения там же, бархатный Сергей Чонишвили и взбалмошная Евгения Добровольская в "Красоте по-американски", Станислав Любшин с Ириной Мирошниченко в "Дневнике памяти", Аня Чиповская, до мурашек поющая "Back to black", Артём Волобуев и Ксения Теплова, поющие под дождём... я не перечислила и половины задействованных артистов, а список уже на несколько строк. Передать же то, с каким драйвом, искренне ловя кайф от происходящего играют они все, нет вовсе никакой возможности. Это счастье, любовь и красота, которыми тебя щедро окатывают со сцены, и ты качаешься на этих волнах, ощущая, как болят уставшие смеяться щёки.
На поклоне Саша вышел на сцену, попросил тишины и сказал: спасибо Олегу Павловичу, без которого этот концерт никогда не состоялся бы. И в самом деле — спасибо ещё раз. За Сашу, за концерт и за возможность прикасаться ко всему этому. Удивительному и волшебному.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

22:09 

"Стакан воды"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Можно смело ограничиться констатацией того факта, что два с половиной часа я просидела со счастливейшей улыбкой на лице, освежив в памяти тот звук, с которым оно рвётся от умиления, и внутри себя визжала на одной ноте. Я люблю многих артистов, мхатовских — особенно, потому что там уже каждый превратился в кого-то родного, дорогого и любимого, но этот текст мне хочется превратить в оду восторга по отношению к Кристине Бабушкиной, Станиславу Дужникову и Артёму Волобуеву, чем я, вполне возможно, и займусь.
Одноимённая пьеса Эжена Скриба — это, в общем-то, не хватающая звёзд с неба комедия об эффекте бабочки, любви, власти и том, что любовь делает с власть имущими (спойлер: превращает в дураков, потому что власть имущие, само собой, такие же люди, как и простые смертные). Уровень беготни, закулисной возни и родственных совпадений здесь примерно такой же, как в "Женитьбе Фигаро" одного знаменитого соотечественника Скриба, но если последняя вплотную завязана на сексуальном контексте, то "Стакан воды" предпринимает храбрые шаги на почве политического водевиля — и местами, справедливости ради, у него получается, хотя глобально это всё же не шедевр драматургии. И, как и в абсолютном большинстве комедий, счастливый финал здесь предопределён с первых минут — но всё же весьма интересно, каким именно путём герои доберутся до него.
По сюжету действие пьесы происходит в начале XVIII века, но Юрий Кравец перенёс действие в современность, и это как раз тот случай, когда постановке такой поворот идёт на пользу. Я часто говорю, что в современном прочтении нет ничего плохого, потому что не существует вещи, которая бы лучше подчёркивала актуальность и вечность того, о чём писал автор. Если текст и несколько веков спустя звучит свежо и злободневно, это, с одной стороны, комплимент автору, а с другой — камень в огород общества, которое так и эволюционировало. "Стакан воды" звучит. Здесь виконт Болингброк самодовольно признаёт, что получил министерскую должность потому, что он хорошо танцевал, а фактическая правительница королева Анна предпочитает отдыхать и заниматься йогой, поручив скучные государственные дела первой статс-даме. Юрий Кравец стильно эксплуатирует современные технологии и хипстерские атрибуты: часть спектакля, связанная с тем самым заглавным стаканом воды, решающим судьбу государства, показывается в форме видео, Её Величество катается по сцене на гироскутере, звучит прекрасная и характерная музыка Игоря Вдовина. Всё минималистично и свежо, наивно, мило и ужасно обаятельно, и курс, который Кравец выбрал в своём предыдущем спектакле, "Механике любви", продолжает развиваться по заданному вектору.
Вполне возможно, в своё время "Стакан воды" был достаточно пряной вещицей, но в нынешнем столетии, в век существования Театра.doc и моды на вербатимы, он скорее едва остренький: политика вроде бы занимает в пьесе ощутимо много пространства, но в то же время явно отходит на задний план, когда речь заходит о любовных переживаниях — на этом месте политическая сатира заканчивается и начинается чувственная сказка, теряющая связь с реальностью. Я думаю, что эта комедия выглядела бы куда более жизненно, если бы в ней было больше персонажей или меньше романтических линий, завязанных на персонаже Артёма Волобуева, но это, с другой стороны, лишило бы смысла большинство сюжетных поворотов. Так что, в конечном итоге, чем богаты, тем и рады. Но что по-настоящему спасает "Стакан воды" и превращает в радостный аттракцион для людей любых возрастов, так это артисты. Совершенно роскошная Кристина Бабушкина в роли злодейки, герцогини Мальборо, настолько хороша, что я всерьёз подумала, что из неё вышла бы прекрасная маркиза де Мертей. Очаровательный Станислав Дужников в качестве её политического оппонента, выполняющего функции доброй феи-крёстной для двух влюблённых.Чудесный Артём Волобуев со своей классической чуть-чуть дурашливой и насмешливой, но умилительной до безобразия манерой игры здесь совершенно на своём месте. Прелестные Ульяна Кравец, Мария Сокольская и Иван Дергачёв, конечно, несколько в тени более опытных коллег, но удерживают установленную ими планку на заданной высоте. Все их герои — смешные, дышащие и, как того требует комедия, чуть-чуть более живые, чем надо. И именно они делают "Стакан воды" отличным антидепрессантом — не самым лучшим, не самым сложным, не самым техничным спектаклем, который я видела, но определённо одним из самых оптимистичных и согревающих. А таких вещей порой ой как не хватает.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

22:11 

***

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Сегодня, что называется, всем селом собирали директора в командировку: для француза, живущего в России, он, конечно, очень самостоятельный, но знатный паникёр. И когда на часах шесть вечера, завтра у него такси и самолёт, а презентация ещё не распечатана, не прошита и не проброшюрована, с вытаращенными глазами бегать по офису начинает не только он и его ассистент, но и все остальные. А поскольку общаться с брошюровальной машиной в нашей копировальной умею почему-то только я (?), в авангарде всего этого бегу тоже я.
В общем, это было хоть и несколько ебануто, но весело.

Ну а в довершение у меня во второй раз порвалась мочка на правом ухе, и да, я хожу и ною об этом примерно везде. Это совсем не больно, потому что поехало всё ровнёхонько по шву, но забавно, потому что два куска мочки теперь живут каждый какой-то самостоятельной жизнью. Пять лет назад на то, чтобы сначала дорезать их до конца, а потом сшить воедино, у меня ушло чуть более 20 килорублей, потому что в обычной хирургии развели руками, и штопали моё ухо в итоге в пластике. И вот теперь мне очень интересно, в какую же копеечку вылетит повторная операция. Впрочем, это то знание, которое я бы предпочла приобретать каким-нибудь отличным от эмпирического путём, но увы.
Ладно, буду пока ходить как самая модная на раёне, с одной серёжкой. То есть я и так там самая модная, но теперь-то буду особенно.

Тяжёлый вздох.

@темы: В очках Рубеля отражалась непередаваемая гамма чувств..., Mudak and proud!

21:02 

"Малгил"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Прежде всего нужно сказать, что я очень рада новости про то, что Владимир Машков согласился стать худруком Табакерки. Не сомневаюсь, что сделал он это не для себя, а для труппы, но мне кажется очень радостным и правильным, что дело Табакерки будет продолжать ученик Олега Павловича. В общем, надеюсь на благополучное плавание этого корабля с новым капитаном.
В среду была на "Малгиле" по произведениям Даниила Хармса, постановка Александра Марина. С уверенностью могу сказать, пожалуй, одно: все предыдущие разы, когда я писала о том, что мне трудно прокомментировать, потому что любой пересказ будет форменным безумием, что-то сообщить, на самом деле, было можно. А вот про "Малгил" — едва ли. Это физически сложный и эмоционально затратный спектакль, в котором нет единого сюжета; его достаточно легко смотреть, но каково существовать в его пространстве, я не знаю, равно как и не знаю, какими словами описать происходящее на сцене. "Малгил" не посоветуешь всем и сразу, потому что идя на него, надо понимать, каким человеком и творцом был Даниил Хармс, и если абсурд с чёрным юмором вы не потребляете ни под каким соусом, то собранное Александром Мариным попурри пройдёт мимо. А собран спектакль, тем не менее, талантливо, истории плавно перетекают одна в другую, и такой мягкости от него даже не ждёшь.
Если вдуматься, то у произведений Хармса, написанных для взрослых, достаточно страшное послевкусие, и Марин это ощущение сохраняет. Отдельные сцены смотришь просто как юморески, но куда больше внимания уделено тем историям, в которых за бессистемным сумасшествием угадываются ужасы и мира, в котором Хармс жил чуть меньше века назад, и мира сегодняшнего. Насилие, коррупция, алкоголизм, харрасмент — список можно продолжать; но почти ни о чём из этого не говорится прямо, некоторые рассказы актёры разыгрывают при минимуме слов, а ты сидишь и заливисто смеёшься до тех пор, пока в голове не раздаётся этот гоголевский щелчок. Над чем смеёшься-то?
Можно по-разному относиться к наполнению "Малгила", к его бесстыдству относительно сложных тем смерти и сексуальности, но факт остаётся фактом: сделать спектакль не просто по абсурдистской пьесе из разряда "В ожидании Годо", которая была по умолчанию написана для того, чтобы её ставили, а по рассказам, которым, в первую очередь, было предписано оставаться двухмерными — это уникальный опыт, чутьё, доверие и кураж. За последние две составляющие отвечают, конечно, артисты. Вместе со старожилами театра вроде Игоря Петрова, Алексея Усольцева и Александра Фисенко сцену делят недавние выпускники, и у каждого есть своя минута славы. И можно одобрять или не одобрять явление что прозы Хармса, что спектакля по ней же, но отрицать энергию, с которой "Малгил" играют почти два десятка актёров, невозможно. Слоган этого спектакля — "Я не знаю, как это сделать, но давай попробуем". И они пробуют, с разбега расшибаются о стены, падают на пол, летят с крыши, играют стариков и детей, соблазняют и отвешивают пощёчины, живут в этом причудливом зазеркалье, у которого свои законы, но чьё плохое и чьё хорошее так похоже на то, над чем мы плачем и смеемся в реальной вселенной.
Пожалуй, моя единственная претензия к "Малгилу" — его длительность и деление на две части. Мне кажется, что более коротким, но не разделённым антрактом, он воспринимался бы вообще без перерывов на вдох и выдох, на одной единой ноте. Но даже в формате почти трёхчасового действа от него не устаёшь. Это определённо не та вещь, про которую скажешь: да, не сомневайся, иди, хотя в формате эксперимента это очень интересная вещь. Его будут или любить, или недоумевать и поливать грязью. Но равнодушных, я думаю, всё же не будет. В конце концов, даже при всей периодической физической грязи текста это как минимум очень эстетичное зрелище.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

13:24 

"Сказки Венского леса"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Надо бы снова начать читать пьесы до похода на спектакль. Потому что "Сказки Венского леса" Никиты Кобелева, одним названием обещавшие что-то лиричное и нежное, по итогу оказались в топ-листе наиболее жутких спектаклей на моей памяти. Но зато под музыку Иоганна Штрауса-младшего — чего не отнять, того не отнять.
Эден фон Хорват, как и почти любой немецкоязычный автор двадцатого века, это человек, потерявший родину. Пьеса Эдена фон Хорвата, как и почти любая немецкоязычная пьеса, написанная после 30-го года прошлого века, это произведение с трудной судьбой. Их всех — и Брехта, и Хорвата, и Газенклевера, и других — объединяет способность через едва ли десяток людей показать катастрофу, которая вот-вот накроет собой всю нацию и весь мир, и хотя тема фашизма в "Сказках Венского леса" не является центральной, её призрак зловеще нависает практически над каждой сценой. Сама история же, по большому счёту, о другом. Взяв за основу классический троп "девица вырывается из брака по принуждению, влюбляется в первого встречного, и они живут долго и счастливо и умирают в один день", Эден фон Хорват показывает то, что обычно остаётся за кадром. Чувство, вспыхнувшее как спичка, прогорает с такой же скоростью, связи рвутся, люди отдаляются друг от друга; отец не желает знать ни беглянку-дочь, ни внука, названного его же именем, бывший жених медленно спивается, новый муж начинает избегать и ненавидеть. Героиню зовут Марианна — настоящее имя для принцессы. Но она не принцесса, она — дочь владельца магазина игрушек, и в такой ситуации ей, лишённой всякой опоры, показана одна дорога. Но и на ней встречается несколько жестоких поворотов, от которых шевелятся волосы по всему телу сразу.
Если серьёзно, то временами спектакль очень смешной: на это работает и ирония текста, и обаяние Вячеслава Ковалёва и Юлии Силаевой. Но глобально это действительно кошмарная притча о розовых очках, благих намерениях и последствиях наших ежедневных выборов. Примечательно ещё и то, как точно Хорват рисует взаимоотношения между всеми участниками этого действа, описывая маленькие трагедии, каждая из которых может быть темой для отдельного произведения. Вот токсичные отношения дочери и террористки-матери (филигранная работа Татьяны Орловой: я давно не испытывала в театре такой звенящей ненависти к персонажу, браво), вот не менее сложные отношения отца и другой дочери, вот одинокая женщина, которая вроде сильная и самодостаточная, а вроде и нуждается в мужском (и это не всегда синоним слова "сильный") плече, а вот маленькая и миленькая еврейская девочка Ида, которая в начале спектакля весело проводит время с другими героями-немцами, а в финале убегает от знакомого ей Эриха, у которого на рукаве свастика, а в руках ружьё. Всего этого в сумме так много, что комические моменты перестают спасать — а ближе к финалу их вообще почти не остаётся.
"Сказки Венского леса" напомнили мне многое из уже просмотренного: и бутусовские "Барабаны в ночи", и "Честного афериста", и "Изгнание" Миндаугаса Карбаускиса. "Изгнание", наверное, сильнее всего: тут такие же неоновые надписи, описывающие ту или иную локацию, и Вячеслав Ковалёв, Анастасия Дьячук и Алексей Сергеев в центральных ролях. Визуально это вообще весьма симпатичная, немного игрушечная постановка, но содержимое этой кукольной оболочки совсем не детское. Предпоследняя сцена спектакля — вылитый "Коллекционер" Джона Фаулза; холодно улыбающийся Оскар взваливает Марианну на плечо и уходит, а в ней уже как будто нет ничего живого, в её жизни всё рухнуло. Её не приняла церковь, её с трудом принял отец, который вот-вот умрёт, её принял человек, которого она не любит, но для которого она тоже скорее объект желания, а не любви. Она не может жить сама по себе, потому что это позор. Она женщина, и ей нужно быть позади мужчины. Кто там говорит, что феминизм не нужен? Сходите на "Сказки Венского леса", убедитесь в обратном.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

22:01 

Nederlands

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Спустя долгое время расчехлила, наконец, свой голландский и вернулась к нему в уютном спокойном режиме. Знаю пока что совсем чуть-чуть, но это компенсируется, во-первых, лёгкостью восприятия языка с английским и немецким в багаже, а во-вторых — безбрежным умилением, который у меня вызывает голландский. Это как будто бы милый младший брат двух крутых языков, который дурачится, рассовывает гласные куда попало, кривляется — и при этом остаётся милой, мягкой, чуть-чуть ёрничающей лапушкой. Меня безумно радует тот факт, что даже такой, на первый взгляд, набор букв как "een eend eet brood" имеет смысл.
Так что goedenavond вам, mijn vrienden, и welterusten.

@темы: Всем восторг, посоны!, В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым

18:47 

"Катерина Ильвовна"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Уже который раз получается, что если на неделе у меня два спектакля, то они оказываются разными высказываниями на схожую тему. "Власть тьмы" и "Катерина Ильвовна" в Табакерке — два очень близких сюжета, в обоих в центре повествования находится женщина, ради своего любовника умерщвляющая нелюбимого мужа, который ощутимо старше её, и в обоих умирают дети. На самом деле, конечно, таких преступных историй в мире и тогда, и сейчас было в разы больше, просто до документирования, да ещё литературного, добрались не все. И это, я думаю, к лучшему. Но несмотря на схожесть фабулы, два этих спектакля отличаются друг от друга буквально всем. "Катерина Ильвовна" — хореографический спектакль Аллы Сигаловой, смелый, экспериментальный, кровавый. Впрочем, это не классический хореографический спектакль вроде работ Сергея Землянского или Анжелики Холиной, это всё же хореографическая драма: несмотря на то, что большая часть сюжета рассказывается языком танца, некоторые диалоги из очерка Николая Лескова сохранены и бережно перенесены на сцену.
Если танец — это вертикальное выражение горизонтального желания, то "Катерина Ильвовна" не стесняется выразить его горизонтально практически с самого начала. Драму, построенную на сексе и смерти, Сигалова не стала показывать пуритански. Тут есть и обнажённые девушки (сразу скажу: сцена уместная), и физические отношения Катерины сначала с мужем, а потом с приказчиком Сергеем, показанные, однако, хоть и однозначно, но без пошлости. И танец отлично показывает, как по-разному она воспринимает физический аспект любви в зависимости от того, о каком мужчине идёт речь: от законного мужа Катерина убегает, потому что боится, а вот к милому сердцу Сергею льнёт уже совсем иначе. Танцы, динамичные и экспрессивные, вообще здорово дополняют любую сцену — и весёлую свадьбу, и этапирование преступников. Многие вещи они действительно рассказывают лучше, чем слова.
В паре мест "Катерина Ильвовна" (базис которой называется "Леди Макбет Мценского уезда") неиронично напомнила мне бутусовский "Макбет. Кино", в частности, ту сцену, где Макбет уже после смерти жены садится перед трюмо и обмазывается жениной помадой. Чёрно-красные костюмы и краски на лицах тут контрастируют с белыми стенами, и отдельные моменты, например, появление мужиков, заставших убийство маленького Феди, визуально решены крайне эффектно при всей возможной простоте.
В целом могу сказать, что Катерина Измайлова — это, пожалуй, лучшая роль Ирины Пеговой из всех, что я у неё видела. Это нетипичный для неё персонаж; если поначалу в пугливом живчике стопроцентно узнаёшь пеговский типаж, то вот чем дальше, тем интереснее становится то, как она существует со своей героиней. В ней появляется сила, дерзость, злость. Где Сергей (отличная работа Дмитрия Власкина из театра им. Пушкина) очень быстро раскалывается и сознаётся в убийстве Феди, там Катерина, гордая и прямая, говорит, что раз он сознался, то и ей стесняться нечего, и глаза её мечут молнии.

Вспомнила об ещё одной вещи, объединяющей "Власть тьмы" и "Катерину Ильвовну". И там, и там персонажи, совершившие или готовящиеся совершить убийство, остервенело кричат: "Скучно!". И правда, чего не сделаешь, когда скучно. Можно даже придумать себе страсть и решиться на что-то непоправимое. Всё равно в этой беспросветной тоске купеческой жизни, протекающей за пределом большого города, других доступных развлечений нет.
И самое страшное, что эта формула работает до сих пор.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen

14:59 

"Власть тьмы"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
На этой неделе свершилось историческое театральное событие в масштабах моей жизни: я добралась до Малого театра. Мы давно помышляли о том, чтобы увидеть на сцене Ирину Муравьеву, и вот маме подарили билеты на "Власть тьмы" по пьесе Толстого, и вопрос решился сам собой.
Надо сказать, что я сильно недолюбливаю Толстого, считаю его тяжеловесным, мизогиничным и вообще отличным примером того, что самым отбитым моралфагом становится человек, который больше других грешил в юности. Но если к его историям в прозе у меня отношение более чем прохладное, то с его пьесами я до этой недели была не знакома. Теперь могу сказать, что и в драматургии Толстой остался Толстым даже несмотря на то, что "Власть тьмы" основана на реально произошедшей истории мужчины, который сожительствовал с падчерицей и раскаялся на её свадьбе. Потому что за зло и распутство тут отвечают женщины (кроме десятилетней девочки и обманутой набожной барышни Марины — потому что одной десять лет, а вторая набожная и обманутая), а вот мужчины страдают и в итоге приходят к свету. Ну да, ну да.
Я настолько привыкла к разнообразным интересным режиссёрским решениям в театре, что первые минут двадцать, смотря на сцену, всерьёз беспокоилась, что до конца спектакля мне придётся бороться со скукой (забегая вперёд, скажу, что беспокоилась я зря). "Власть тьмы" в версии Юрия Соломина, худрука Малого театра, это совершенно спокойная по исполнению, ординарная постановка, сосредоточенная на исполнителях, а не на режиссёре. Это предельно классический театр Островского и Чехова, тот, куда можно привести старомодную бабушку и не переживать, что за показанное на сцене она потом оттаскает тебя за уши. Смотреть такие спектакли — это как после долгих месяцев питания овсянкой, сваренной на молоке с солью, сахаром и добавлением разнообразных приблуд вроде орехов и ягод, в первый раз сварить овсянку просто на воде и сесть завтракать. Первые несколько ложек думаешь о том, что это ужасно. А потом ничего, втягиваешься и понимаешь, что это если и не вкусно, то, по меньшей мере, съедобно. Привыкаешь к чистому вкусу еды, лишённой приправ и других посторонних ароматов. И это интересно.
"Власть тьмы", рассказывающая классическую историю грехопадения и расплаты, сделана красиво и детально, происходящее на сцене интересно рассматривать даже в отрыве от того, что говорят герои. Сценография очень точно воспроизводит русскую деревню: есть и печь, и стоги сена, за сценой ржут кони, над рекой поднимается и заходит солнце. Но больше, чем оформлением, любуешься артистами, которые очень органично смотрятся в этом пространстве. Их, с этой щедро сдобренной старинным выговором речью и крепко сбитыми телами, легко представить в деревне полтора века назад. Невероятно хороша, конечно, Ирина Муравьёва, недобрая старуха Матрёна, бойкий волк в овечьей шкуре, но и весь остальной ансамбль ей под стать.
Не в последнюю очередь из-за материала это не тот спектакль, который мне захочется пересмотреть, но почему-то приятно знать, что в Москве, где режиссёры так или иначе соревнуются друг с другом в экстравагантности высказываний (и я очень люблю это соревнование), есть такой исторический островок, где фокус в первую очередь на игре. Где перед актёрами не стоит других задач, кроме как отправить зрителя в путешествие на пару столетий назад. У машины времени Малого театра, надо сказать, получилось.


@темы: Where I've been, What I've seen, Тиятральное

22:32 

***

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Разреши себе испытывать негатив и перестань винить себя за него. Разреши себе быть злой, если обстоятельства требуют того, чтобы ты говорила с теми, кто не понимает другого языка. Разреши себе вспыхивать и гаснуть. Разреши себе хоть иногда не душить в зародыше обиду, гнев и раздражение, потому что если этого не делать, однажды они вернутся в стократном размере и разрушат что-то, что тебе дорого. Разреши себе быть милым котиком девяносто процентов времени и разреши себе быть язвой остальные десять процентов. Разреши себе менять эту пропорцию. Разреши себе не быть удобной для других тогда, когда это означает дикий дискомфорт для тебя. Разреши себе быть разной и чувствовать разные вещи. Разреши себе быть.

Пожалуй, это одни из лучших вещей, которые я вынесла для себя к настоящему моменту.

@темы: Минимысли

16:08 

"С вечера до полудня"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
В случае этой постановки Театра им. Пушкина я шла не столько на режиссёра или пьесу (хотя Рузанна Мовсесян знакома по рамтовскому "Кролику Эдварду", а Виктор Розов — по "Году, когда я не родился" в Табакерке), сколько на актёров: всегда очень радостно посмотреть на Андрея Заводюка, Веру Воронкову и Наталью Рева-Рядинскую. Но по итогу должна сказать, что с какой-то другой стороны в этом спектакле для меня открылся именно Виктор Розов. Вообще я не очень люблю советскую драматургию — в ней всегда присутствует этот неуловимый, но вполне ощутимый запашок идеи, звучащей как "смотрите, как здорово мы живём здесь и какой прогнивший запад вон там", и мне это существенно осложняет восприятие. В "С вечера до полудня" эта идея тоже присутствует и даже прямым текстом выражается во вполне конкретном противостоянии между отцом-московским тренером и его бывшей женой-дипломатом, которые пытаются поделить сына. Но глобально пьеса показала мне иного Розова: на порядок более сложного, психологичного, эдакого советского Артура Миллера, который всего парой реплик создавал исчерпывающий портрет персонажа.
Есть драмы, в которых есть острый накал и трагизм, но с которых ты в итоге выходишь в поразительно светлом и спокойном состоянии. А есть драмы, в которых, по факту, не происходит ничего криминального и безвозвратно разрушающего жизни — но ты выходишь из зала, становишься в очередь в гардероб и чувствуешь, что по тебе только что прошёлся асфальтоукладчик. "С вечера до полудня" — классический пример второго типа. Концентрация несчастья в персонажах — иногда, правда, очень тихого и принятого как данность — в этой истории просто удручающая, и в какой-то момент хочется сказать: стоп, хватит, в жизни не бывает столько боли в одном месте. Но потом понимаешь, что бывает. Всё бывает. Бывает трагедия предательства, жалости и любви, как у Нины и Льва; бывает разрушающаяся вера в талант, которого нет, как у писателя и по совместительству главы семейства Андрея Жаркова; бывает проблема отцов и сыновей аж в трёх поколениях; бывают дети, которые страдают из-за развода родителей, продолжая любить обоих. За внешне благополучным фасадом здесь каждый несёт свою неотрефлексированную боль, которая ранит не только своего хозяина, но и тех, кто его окружает. В этой благополучной московской квартире, окнами выходящей на зоопарк, нет самого главного: чувства дома. Единственный, кто по-настоящему пытается создать атмосферу настоящей семьи, это младший член семейства, Альберт; и когда речь заходит о его возможном отъезде в Лондон вместе с матерью, его отец и тётя так хотят, чтобы он остался, не только потому, что хотят насолить его матери или просто жаждут удержать возле своего подола. Они понимают: с его отъездом исчезнет то немногое, что делало их всех семьёй; исчезнет человек, который сглаживал углы и был мягким буфером.
В "С вечера до полудня" нет какой-то выдающейся режиссуры, Рузанна Мовсесян просто спокойно ведёт спектакль по букве пьесы. Единственная по-настоящему яркая находка — запуск зрителей зал в тот момент, когда спектакль уже начался, и Андрей читает детям и внуку новую главу своей книги. Главное украшение этого спектакля — это всё-таки не режиссёр, а актёры. Солнечная Наталья Рева-Рядинская, которая даже плачет с улыбкой, Андрей Заводюк, чей Ким мечется, как раненый зверь, милейший и трогательный Сергей Кудряшов... сложно выделить кого-то одного, здесь работает отличный ансамбль, способный и развеселить, и поселить в горле непроходящий ком.
"С вечера до полудня" я вряд ли назову одним из любимых спектаклей и с трудом представляю, что мне захочется к нему вернуться: к такому большому количеству жизненной грусти надо готовиться заранее. Но это действительно хорошая и неглупая постановка про отношения между людьми, где совесть берёт в плен идею собственного эгоистичного счастья. Трагичная идея этой истории проста. Все не могут быть счастливы: чьё-то счастье неминуемо обернётся несчастьем другого.


@темы: Тиятральное, Where I've been, What I've seen

20:17 

***

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Наиболее стоящее из того, чего я достиг в профессии до сего момента, делалось в моменты наивысшего напряжения, когда «смешивались в кучу кони, люди», когда подготовка премьеры спектакля происходила на фоне неотложных киносъемок, радиозаписей, а также пленарных заседаний неизвестно чего, где я назначался «непременным членом президиума»… Когда кто-нибудь говорит: «Надо сосредоточиться на чем-то одном, долбить, долбить, долбить, и только тогда чего-нибудь добьешься», — я знаю, что это ложь или, как минимум, часть правды. Потому что на самом деле этот человек плохо знает свои возможности, или, к сожалению, не очень любознателен. /О. Табаков "Моя настоящая жизнь"/

Спасибо за Матроскина, Обломова и Людовика. За "Современник", Табакерку и МХТ.
Светлая память.

@темы: Без комментариев

16:50 

"Бабушки"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Почему-то кажется, что если я сейчас начну писать об этой постановке, то всё волшебство сразу исчезнет.
"Бабушки" — это что-то такое, чему очень сложно подобрать один исчерпывающий эпитет. Это как кубик Рубика в разобранном состоянии. Светлана Землякова, чей спектакль "В.О.Л.К." полтора года назад произвёл в моём сознании настоящий переворот, на сцене Практики снова работает с тем, с чем привыкла — с историями из русской глубинки. И получается это просто потрясающе.
У "Бабушек" нет сюжета, это калейдоскоп жизней шести девочек, шести женщин, шести бабушек. Они сидят перед тобой на лавочке, шестеро смешно одетых, чуть сгорбленных фигурок, и под платками ещё видны девичьи лица. Но стоит им открыть рот и заговорить, как внезапно понимаешь: ни дать ни взять настоящие старушки, и по всему залу от них разлетается-разливается певучая и одновременно грубоватая речь, которой уже давно не слышно в мегаполисе. Они большими испуганными глазами смотрят на микрофон, добродушно посмеиваются над интервьюером Алексеем (Паша Артемьев), который не умеет молиться, и поют старинные песни так, что по всему телу бегут мурашки. Есть что-то необъяснимо печальное, лебединое и в протяжных старых песнях, и в самих сибирских диалектах даже тогда, когда поётся и говорится о чём-то радостном, простом, лёгком. Как будто в них вся горечь и трудность жизней предков. "Нам бы сейчас родиться, мы жизни не видали," — говорят героини в одной из сцен. И чем больше они рассказывают о себе, тем страшнее делается от этой фразы.
Нет, это не мрачный и не, упаси бог, чернушный спектакль. Он смешной, грустный, тяжёлый, забавный, трогательный, очаровательный, он — всё многообразие чувств, что мы испытываем, пока коптим небо на этой планете. У каждой бабушки есть своя история и свои важные вехи: кого-то приёмный сын с первой же встречи назвал мамой, кому-то жених чуть не отпилил кисть на лесопилке, кто-то назвал свою чёрно-белую корову Дочкой. Где-то улыбаешься, где-то украдкой вытираешь с глаз слёзы, потому что ко всему происходящему испытываешь какую-то удивительную эмпатию: тебе точно так же горько, обидно, светло и радостно, как и этим старушкам. За полтора часа ты проживаешь сразу несколько жизней и в итоге выходишь из зала, как бы пафосно это ни звучало, чуть-чуть больше понимающим в отношении людей вокруг тебя.
Больше всего я боялась, что "Бабушки" станут эдаким аттракционом для пресыщенной столичной публики — клюквенный спектакль про сибирских старух, полный стереотипов о mother Russia. Но этот вербатим, сделанный в том числе на основе книги «Русская деревня в рассказах её жителей», оказался очень нежным и с большим сочувствием к образу жизни деревенских женщин. Чтобы ты, пока смотришь, почувствовал: может быть по-другому.

А в самом конце актрисы снимают с себя пальто, валенки и платки и оказываются молодыми девчонками в разноцветных платьях, и в этой финальной точке больше смысла, чем в любых словах, которые могли бы быть сказаны на этом месте. Феникс возрождается из пепла. Бабочка вылетает из кокона. Жизнь продолжается.


@темы: What I've seen, Where I've been, Всем восторг, посоны!, Тиятральное

22:44 

"Моя Марусечка"

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Мы с мамой всерьёз задались вопросом того, как бы нам посмотреть в Москве всё, что на данный момент идёт в постановке Марины Брусникиной, и, как мне кажется, успешно движемся в сторону выполнения этой цели.
"Моя Марусечка" — один из самых ранних её спектаклей, что я видела, и в данном случае мы шли не в театр, не на артистов и не на книгу, лёгшую в основу, а именно на режиссёра. И, к сожалению, это тот её спектакль, который затронул меня меньше всего, не вызвал того ощущения откровения, восторга и вау-эффекта, который обычно случается на её постановках. Впрочем, положа руку на сердце, могу сказать, что тут дело ещё и в материале. Повесть Александры Васильевой в моём восприятии — это что-то сродни прозе Джонатана Сафрана Фоера: сидишь, читаешь, ждёшь, что вот-вот зацепит и торкнет, вот и классно прописанная умная сцена, ну ещё чуть-чуть... а потом бац — и снова затишье и стагнация, и вяло продираешься сквозь кущи текста, пока чувство сопричастности с происходящим не начнёт возникать ещё раз, но так и не образуется до конца. И так доходишь до последней страницы — или, как в случае с "Моей Марусечкой", до последней сцены — но откровение всё же не происходит. Да, есть очень хорошие моменты, например, сон главной героини, в котором она сталкивается с Богом, или пронзительная сцена на затопленном кладбище, но в общую ровную картинку они, увы, не складываются.
Повесть Александры Васильевой — из тех, которые очень трудно описать и пересказать: она насыщена событиями, хотя многие из них и проходят по периферии сюжета, и представляет собой не динамичный рассказ, а скорее методичное жизнеописание. Марусю играют сразу пять артисток, и каждая даёт ей свой голос, заставляет повернуться своей гранью. Вот на сцене Маруся-безутешная сестра, вот — несчастная приёмная мать, вот — трудолюбивая и добросердечная женщина. Это не просто нескучный, но очень правильный ход, потому что после него особенно чётко понимаешь, что перед тобой не история какой-то конкретной героини и даже не история поколения, а повесть о миллионах женщин нашей необъятной страны, у каждой из которой такие разные, но такие похожие трудные судьбы.
В "Моей Марусечке", как мне кажется, Марина Станиславовна обкатывала своё режиссёрское видение; наверное, это не совсем точная формулировка, потому что оно явно начало формироваться ещё раньше, но в этом спектакле чувствуется его неоформленность до самой финальной ноты, которая исчезла в более поздних её работах. Есть тонкая работа с текстом, музыкальное оформление Алёны Хованской, ставка на женский, а не на мужской голос, и не столько игра, сколько чтение повести, но не хватает чувства меры, чтобы не делать спектакль затянутым и временами провисающим. Хронометраж в два часа каким-то удивительным образом оказывается слишком большим: его бы урезать процентов на десять, и уже было бы гораздо лучше. Короче говоря, "Моя Марусечка" — как "Нетопырь" Ю Несбё: уже понятно, откуда растут ноги у фирменного стиля, но сравнение с более поздними частями серии всё-таки не в пользу первой.


@темы: Where I've been, What I've seen, Тиятральное

21:57 

***

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Культурная программа последних дней какая-то очень насыщенная: "Бабушки" вчера и "Моя Марусечка" 7 марта, позавчера ходили с Димой в "Косого Маркса" (ладно, это уже программа бескультурная) и потом на концерт г-на Советчика — да, уже в пятый раз, нет, нам не надоело.
Праздники проходят чудесно, лампово, в хорошей и приятной атмосфере. Дни текут не так продуктивно, как могли бы, но время, потраченное с удовольствием, — а оно и в самом деле было именно таким — я потерянным не считаю.
Г-н Советчик снова в своём репертуаре, Прима прекрасна, разношёрстная публика тоже, и, как и всегда, очень приятно смотреть на то, как талантливые люди делают что-то классное.

Всем красного террора за счёт заведения!



Вообще всякий раз, слыша "1917", думаю о том, насколько это охренительнее по сравнению с оригиналом.

@темы: По моим венам течёт ванилин, Where I've been, "Это саундтрек к нашей жизни"

21:29 

***

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
А между тем сегодня уже ровно год с того момента, как я начала работать в регистрации.
За этот год много чего случилось: меня повысили, перевели на внутреннюю должность, дали премию; я съездила в Сочи и в Берлин; я дважды выступила с презентацией (хотя после университета думала, что большеникада). И сейчас, что-то освоив, из девочки, которая ничего не знает, превратившись в девочку, которая понемногу начала шарить в причудливых процессах, которыми сопровождается жизнь лекарственных препаратов после разработки и производства, могу сказать, что я очень рада, что я там, где я есть. Меня привёл счастливый случай, но всё остальное зависело и зависит только от меня — и пока что у меня получается проёбываться не очень сильно, а куда чаще успешно вывозить задачи и нести ответственность.
Я занимаюсь интересным и важным делом, а ещё меня окружает отличная команда — и после Берлина я чувствую, что действительно стала её частью. Не всё и не всегда бывает гладко, и в общении в том числе, но я часто выхожу с работы, улыбаясь. Потому что был ещё один удачный день, в который я чему-то научилась, с чем-то справилась, что-то доказала не столько коллегам, сколько себе, зауважав себя за какие-то вещи... да и, наконец, просто здорово провела время среди людей, с которыми я могу работать в одном ритме.
А ещё у меня замечательнейшая, вдохновляющая, самая лучшая начальница на свете, которую я сейчас могу смело назвать примером для подражания.

Пожалуй, единственная ложка дёгтя во всём этом — необходимость рано вставать с утра: мои дурацкие биоритмы устроены таким образом, что я не высыпаюсь, если я встаю раньше 8:30-9 утра, и при этом совершенно неважно, во сколько я легла. Но это, на самом деле, такие мелочи по сравнению со всем остальным.
Пожелаю себе, чтобы и дальше всё шло проложенным курсом — и вперёд, к новым горизонтам регистрации и сертификации лекарственных средств :heart:

@темы: В душной бетонной коробке можно быть просто счастливым, Всем восторг, посоны!, Из жизни красных шарфочек

22:16 

The Death of Stalin

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Чуть больше месяца назад, когда наш минкульт переобулся в полёте и обломал нас всех с прокатом "Смерти Сталина", я пообещала, что обязательно её посмотрю и, вероятно, буду очень громко ругаться матом на сам факт этого переобувания. Желание ругаться матом никуда не делось, но я я его всё-таки отложу и попробую коротко написать о том, почему "Смерть Сталина" — это хорошо.

Вообще мы с Димой собирались на "Довлатова", но жизнь, как это обычно бывает, планы скорректировала, и в итоге мы осели дома. Хотели посмотреть "Леди Бёрд", но потом я вспомнила, что на жёстком диске уже неделю лежит "Смерть Сталина", которую мы и так намеревались увидеть, и вопрос был решён.
Как и ожидалось, ничего суперкощунственного и архиглумливого в ленте нет. То есть, разумеется, если у смотрящего фигура Сталина, коммунизм и мантра "в Советском Союзе было лучше" возведены в ранг священной коровы, всё это найдётся. Но если зритель обладает чувством юмора, умеет сомневаться и понимает, что перед ним не документальный фильм, а политическая сатира на исторические реалии, то картину Армандо Ианнуччи он посмотрит с удовольствием. Особенно если учесть, что она действительно очень смешная. В первые минуты просмотра больше всего боишься развесистой клюквы, которая будет смотреть на тебя из каждого угла, но Ианнуччи чудесным образом этого избегает. Клюква, конечно, в наличии, но "Смерть Сталина" — эдакий фруктовый компот, в котором засветились и другие ягоды. Ианнуччи рисует Советский Союз с той же скрупулёзностью, с которой пионер пишет сочинение на тему "Что я сделаю для блага Родины, когда вырасту": да, в итоге в тексте обязательно будут ошибки, запятые не на тех местах и там, где их вообще не должно быть, но сюжетный порыв перекроет все недостатки. 4/5 — первая оценка за грамотность, вторая за содержание.
"Смерть Сталина" — не байопик, а талантливое кино о тараканьих бегах и подковёрных интригах, которые сопровождают собой любые перемены в правящей верхушке, когда очевидного наследника вроде бы нет. То, что эта история базируется на нашей собственной — просто факт, который необходимо принять. Была бы эта картина документальной, речь была бы другой, и стоило бы тыкать пальцем в разные места: здесь не дожали, тут такого не было, там такого не говорили. А это фильм всё-таки игровой. И скажу честно: это могла бы быть не смерть Сталина, а смерть любого неназванного тирана в любой выдуманной стране. Едва ли бы что-то поменялось. Этих смешных и страшных людей, которых так выпукло и обаятельно играют Стив Бушеми, Саймон Рассел Бил, Джейсон Айзекс и другие, воспринимаешь скорее мифическими, чем историческими персонажами. И благодаря этому, а также отличным словесным пикировкам и гротеску, "Смерть Сталина" смотрится динамично и легко.
Мне очень жаль, что нас так прокатили с прокатом. В своём жанре — отличный фильм, ей богу.
Сейчас бы в 2018 про "бохнакажэт" кричать.


@темы: Синематографии, What I've seen

08:25 

Oscar-2018

Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Киноакадемия о п я т ь прокатила меня с фильмом, за который я болела. Я расстроена не так сильно, как в прошлом году, но ощутимо.
Я очень рада за дель Торо, мне очень нравится «Форма воды», это прекрасный фильм, и если бы в номинации не было «Билбордов», я болела бы за него. Но там были «Билборды». И Оскар моего сердечка давным-давно ушёл к ним.
Больше огорчает только «лучший оригинальный сценарий», потому что очень хотелось личной награды для Мартина как для сценариста и драматурга, но увы.
Зато очень радостно за Фрэнсис МакДорманд, Сэма Рокуэлла и Гэри Олдмена, которому НАКАНЕЦТА всё додали.

@темы: И у нас будет самосвал с пряниками! Когда-нибудь., Синематографии

Papier kann so geduldig sein

главная