Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Уже который раз получается, что если на неделе у меня два спектакля, то они оказываются разными высказываниями на схожую тему. "Власть тьмы" и "Катерина Ильвовна" в Табакерке — два очень близких сюжета, в обоих в центре повествования находится женщина, ради своего любовника умерщвляющая нелюбимого мужа, который ощутимо старше её, и в обоих умирают дети. На самом деле, конечно, таких преступных историй в мире и тогда, и сейчас было в разы больше, просто до документирования, да ещё литературного, добрались не все. И это, я думаю, к лучшему. Но несмотря на схожесть фабулы, два этих спектакля отличаются друг от друга буквально всем. "Катерина Ильвовна" — хореографический спектакль Аллы Сигаловой, смелый, экспериментальный, кровавый. Впрочем, это не классический хореографический спектакль вроде работ Сергея Землянского или Анжелики Холиной, это всё же хореографическая драма: несмотря на то, что большая часть сюжета рассказывается языком танца, некоторые диалоги из очерка Николая Лескова сохранены и бережно перенесены на сцену.
Если танец — это вертикальное выражение горизонтального желания, то "Катерина Ильвовна" не стесняется выразить его горизонтально практически с самого начала. Драму, построенную на сексе и смерти, Сигалова не стала показывать пуритански. Тут есть и обнажённые девушки (сразу скажу: сцена уместная), и физические отношения Катерины сначала с мужем, а потом с приказчиком Сергеем, показанные, однако, хоть и однозначно, но без пошлости. И танец отлично показывает, как по-разному она воспринимает физический аспект любви в зависимости от того, о каком мужчине идёт речь: от законного мужа Катерина убегает, потому что боится, а вот к милому сердцу Сергею льнёт уже совсем иначе. Танцы, динамичные и экспрессивные, вообще здорово дополняют любую сцену — и весёлую свадьбу, и этапирование преступников. Многие вещи они действительно рассказывают лучше, чем слова.
В паре мест "Катерина Ильвовна" (базис которой называется "Леди Макбет Мценского уезда") неиронично напомнила мне бутусовский "Макбет. Кино", в частности, ту сцену, где Макбет уже после смерти жены садится перед трюмо и обмазывается жениной помадой. Чёрно-красные костюмы и краски на лицах тут контрастируют с белыми стенами, и отдельные моменты, например, появление мужиков, заставших убийство маленького Феди, визуально решены крайне эффектно при всей возможной простоте.
В целом могу сказать, что Катерина Измайлова — это, пожалуй, лучшая роль Ирины Пеговой из всех, что я у неё видела. Это нетипичный для неё персонаж; если поначалу в пугливом живчике стопроцентно узнаёшь пеговский типаж, то вот чем дальше, тем интереснее становится то, как она существует со своей героиней. В ней появляется сила, дерзость, злость. Где Сергей (отличная работа Дмитрия Власкина из театра им. Пушкина) очень быстро раскалывается и сознаётся в убийстве Феди, там Катерина, гордая и прямая, говорит, что раз он сознался, то и ей стесняться нечего, и глаза её мечут молнии.

Вспомнила об ещё одной вещи, объединяющей "Власть тьмы" и "Катерину Ильвовну". И там, и там персонажи, совершившие или готовящиеся совершить убийство, остервенело кричат: "Скучно!". И правда, чего не сделаешь, когда скучно. Можно даже придумать себе страсть и решиться на что-то непоправимое. Всё равно в этой беспросветной тоске купеческой жизни, протекающей за пределом большого города, других доступных развлечений нет.
И самое страшное, что эта формула работает до сих пор.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen