Титановые голосовые связки Донны Ноубл
Написали на моём пепелище: здесь танцуют.
Прежде всего нужно сказать, что я очень рада новости про то, что Владимир Машков согласился стать худруком Табакерки. Не сомневаюсь, что сделал он это не для себя, а для труппы, но мне кажется очень радостным и правильным, что дело Табакерки будет продолжать ученик Олега Павловича. В общем, надеюсь на благополучное плавание этого корабля с новым капитаном.
В среду была на "Малгиле" по произведениям Даниила Хармса, постановка Александра Марина. С уверенностью могу сказать, пожалуй, одно: все предыдущие разы, когда я писала о том, что мне трудно прокомментировать, потому что любой пересказ будет форменным безумием, что-то сообщить, на самом деле, было можно. А вот про "Малгил" — едва ли. Это физически сложный и эмоционально затратный спектакль, в котором нет единого сюжета; его достаточно легко смотреть, но каково существовать в его пространстве, я не знаю, равно как и не знаю, какими словами описать происходящее на сцене. "Малгил" не посоветуешь всем и сразу, потому что идя на него, надо понимать, каким человеком и творцом был Даниил Хармс, и если абсурд с чёрным юмором вы не потребляете ни под каким соусом, то собранное Александром Мариным попурри пройдёт мимо. А собран спектакль, тем не менее, талантливо, истории плавно перетекают одна в другую, и такой мягкости от него даже не ждёшь.
Если вдуматься, то у произведений Хармса, написанных для взрослых, достаточно страшное послевкусие, и Марин это ощущение сохраняет. Отдельные сцены смотришь просто как юморески, но куда больше внимания уделено тем историям, в которых за бессистемным сумасшествием угадываются ужасы и мира, в котором Хармс жил чуть меньше века назад, и мира сегодняшнего. Насилие, коррупция, алкоголизм, харрасмент — список можно продолжать; но почти ни о чём из этого не говорится прямо, некоторые рассказы актёры разыгрывают при минимуме слов, а ты сидишь и заливисто смеёшься до тех пор, пока в голове не раздаётся этот гоголевский щелчок. Над чем смеёшься-то?
Можно по-разному относиться к наполнению "Малгила", к его бесстыдству относительно сложных тем смерти и сексуальности, но факт остаётся фактом: сделать спектакль не просто по абсурдистской пьесе из разряда "В ожидании Годо", которая была по умолчанию написана для того, чтобы её ставили, а по рассказам, которым, в первую очередь, было предписано оставаться двухмерными — это уникальный опыт, чутьё, доверие и кураж. За последние две составляющие отвечают, конечно, артисты. Вместе со старожилами театра вроде Игоря Петрова, Алексея Усольцева и Александра Фисенко сцену делят недавние выпускники, и у каждого есть своя минута славы. И можно одобрять или не одобрять явление что прозы Хармса, что спектакля по ней же, но отрицать энергию, с которой "Малгил" играют почти два десятка актёров, невозможно. Слоган этого спектакля — "Я не знаю, как это сделать, но давай попробуем". И они пробуют, с разбега расшибаются о стены, падают на пол, летят с крыши, играют стариков и детей, соблазняют и отвешивают пощёчины, живут в этом причудливом зазеркалье, у которого свои законы, но чьё плохое и чьё хорошее так похоже на то, над чем мы плачем и смеемся в реальной вселенной.
Пожалуй, моя единственная претензия к "Малгилу" — его длительность и деление на две части. Мне кажется, что более коротким, но не разделённым антрактом, он воспринимался бы вообще без перерывов на вдох и выдох, на одной единой ноте. Но даже в формате почти трёхчасового действа от него не устаёшь. Это определённо не та вещь, про которую скажешь: да, не сомневайся, иди, хотя в формате эксперимента это очень интересная вещь. Его будут или любить, или недоумевать и поливать грязью. Но равнодушных, я думаю, всё же не будет. В конце концов, даже при всей периодической физической грязи текста это как минимум очень эстетичное зрелище.


@темы: Тиятральное, Всем восторг, посоны!, Where I've been, What I've seen